12Встречи с интересными людьми

предыдущая статья | оглавление | в архив | следующая статья



Валентин Хлебников: «для перехода на «цифру» необходимо административное решение»


Теле-Спутник - 10(96) Октябрь 2003 г.


Валентин Хлебников

Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания сегодня выдает в эфир программы телеканалов "Россия", "РТР-Планета", "Культура", "Спорт", а также радиоканалов "Россия" и "Маяк". Кроме того, ВГТРК является владельцем крупного пакета акций пан-европейской телекомпании Euronews. Естественно, трансляция этих программ не может осуществляться без серьезной технической базы. А уж насколько она мощна, говорить лишний раз не приходится. И работу этого хозяйства координирует директор Дирекции распространения телерадиопрограмм ВГТРК Валентин Иванович ХЛЕБНИКОВ, беседу с которым мы сегодня публикуем.

"Теле-Спутник": Много интересного происходит в ВГТРК — запустили "Спорт", планируется информационный канал. С каждым сезоном становится интереснее содержание канала "Культура". Да и "Россия" стала привлекательнее, чем раньше. Планируется перевод эфирного вещания в стране на "цифру", и надо полагать, что основная нагрузка опять же ляжет на плечи ВГТРК. Как все это отражается на работе дирекции телерадиосети?

Валентин Хлебников: Каждого из этих вопросов хватит на отдельную беседу.

Т/С.: Тогда попробуем по-другому. Запуск телеканала "Спорт" потребовал новых технических ресурсов?

В.Х.: Естественно. Вы отметили, что ВГТРК не стоит на месте. Действительно, идет поиск новых технологических решений, создаются новые телеканалы и рубрики внутри каждого канала, развивается сеть, расширяется аудитория. Причем, стремимся не только технически расширять аудиторию, но сделать телепрограммы действительно привлекательными, чтобы доля смотрибельности канала была выше, чем вчера, или чем она есть у соседей.

Т/С.: Чтобы "потенциальная аудитория" стала реальной.

В.Х.: Да, конечно. Я бы хотел рассказать о развитии телесетей ВГТРК, которой я заведую, на примере развития канала "Культура". Это одно из самых главных направлений, которое должно активно поддерживаться. В системе телерадиовещания я с 1975 года, еще с Гостелерадио, а до того работал в системе Минсвязи, занимался развитием спутниковых систем, радиорелейных линий, передатчиков. Так вот, в Советском Союзе был образовательный телеканал, так называемая "Четвертая программа". Потом, в силу политических и других разных катаклизмов сеть канала разделилась на две части. Одну, "западную", отдали под "Пятое колесо" в Санкт-Петербурге, а "южная" часть отошла к НТВ. НТВ подарили около 30 трансляционных пунктов, которые стали основой сети телекомпании Гусинского. Но жизнь идет дальше. "Пятое колесо" свою задачу выполнило и стало не нужным или не таким нужным. Указом Президента сеть канала была отдана под создаваемую "Культуру". В связи с этим в Ленинградской области и Питере была проблема.

Т/С.: Ее очень остро переживали.

В.Х.: Очень остро переживали чисто политически. Говорили, что канал "Культура" должен быть питерским, где средоточие культуры, более интеллигентные люди проживают, не то, что в Москве — такие хамоватые, нахальные. Но при этом в Питере канал "Культура" не транслировался 2 года. Только в прошлом году завершилась эта эпопея, когда мы поставили отдельный передатчик. Так вот, перед нами была поставлена задача расширения сети канала "Культура". Было создано в рамках ВГТРК дочернее предприятие "Государственная телерадиокомпания "Культура". В него вошли бывшая Главная редакция телеканала "Культура" и Государственный дом радиовещания и звукозаписи, который находится на Малой Никитской в Москве. На базе ГДРЗ создали мощный аппаратный студийный комплекс. Страна у нас большая, 12 часовых поясов. И чтобы охватить их все, дать людям программы в нужное время, мы разбили территорию вещания канала "Культура" на 4 зоны. Программы телеканала "Культура" идут на 4 вещательных зоны — Дальний Восток, Восточную Сибирь, Сибирь, Урал, Московский регион. Основное наполнение программ одинаковое. А вот новости могут быть разными, если за два последних часа произошло что-то важное. Так, новость в один регион может попасть, а в другой — нет. Мы сделали так, что "Культура" теперь идет по всей стране, благодаря четырем спутниковым каналам. При этом вспомним, что телеканал "Россия" распространяется по 5 вещательным зонам с помощью 5 транспондеров на 5 спутниках.

Т/С.: Но ведь аренда такого количества стволов — это же огромные деньги.

В.Х.: Решение одно — переходить на "цифру". В России сложилось так, что государственное вещание самое архаичное по сети. Ни одна частная телекомпания не раздает свои сигналы через наземные радиорелейные или кабельные линии, никто не покупает транспондеры целиком, даже под цифровые каналы. У всех стоят относительно новые передатчики, потому что они начали создаваться и развиваться в 90-х годах. А нам достался тот самый базис, который создавался с 1957 года. В 70-80-е годы была создана основа, которой мы сегодня пользуемся. Но ведь тогда были созданы не только передатчики, но и построены капитальные сооружения: здания, башни, мачты, опоры, дороги, канализация, проведены электричество, вода. А все частные телекомпании, которых зарегистрировано около 3-х тысяч, по существу пользуются, а можно сказать, и паразитируют на этих основных фондах.

Т/С.: Кстати, я не раз слышал про "паразитирование". Почему паразитируют?

В.Х.: Слово нехорошее, но оно отражает суть. Это, в принципе, экономически правильно, что построенные опоры, здания нужно использовать "под завязку". Это выгодно всем. Но тарифы созданы так, что они не покрывают расходов предприятий связи, которые обеспечивают трансляцию сигнала в эфир, на содержание этих самых фондов. Тарифы не обеспечивают обновления основных фондов и по капитальным сооружениям, и по техническому оснащению. Как считаются расходы? В 1973 году, когда я работал в Министерстве связи, была создана первая инструкция, разъясняющая правила тарификации. В основе расчетов лежали понятие себестоимости и небольшой процент рентабельности. Сюда входили стоимость передатчика (на 10 лет он рассчитан, по месяцам, дням, часам его разложили и получили часовую стоимость амортизационных отчислений), стоимость электроэнергии, фонд зарплаты, содержание помещений, накладные расходы. В калькуляцию не попадали основные фонды, недвижимость, мачты, сооружения.

Т/С.: Арендной платы за землю еще не было.

В.Х.: Тогда ничего такого не было, мы жили как при коммунизме. Приезжали к нам западные телевещатели и связисты и говорили: "Боже мой, какое у вас счастье, как вы здорово живете, у вас нет того, того и того, налогов, учетов. Вы живете, как у Христа за пазухой". Сейчас мы понимаем, что, действительно, в то время жили, как у "Христа за пазухой". И когда Хрущев обещал, что следующее поколение будет жить при коммунизме, я считаю, что пик этого обещания состоялся в 80-е годы, а точнее в год Олимпийских игр в Москве. На спортсооружениях точно был коммунизм, когда впервые широко продавали "Фанту", в VIP-зоне угощали бесплатно. Теперь основные фонды подошли к своему пиковому состоянию и у нас, и в других отраслях. После 80-го произошла стагнация, а потом фонды стали изнашиваться.

Так вот, система расчета тарифов контролируется Министерством по антимонопольной политике. Мы, как государственная, бюджетная телекомпания, рассчитываемся со связистами по тарифам, утвержденным МАП. Что делают операторы с другими вещателями? Они берут тарифы МАП, которые два раза в год повышаются с учетом инфляции и роста цен на электроэнергию, и смотрят на уровень благосостояния клиента. Исходя из этого, формируют свое предложение — 2,5 единицы от тарифов МАП, к примеру. Сходятся на 1,5 единицах. Но и эти цены не покрывают всех расходов, которые нужны для нормальной жизнедеятельности и развития предприятий связи. Поэтому эта отрасль в очень тяжелом положении.

Т/С.: Все же разные тарифы для государственных и коммерческих телекомпаний ставят участников рынка в неравные условия.

В.Х.: У государства какая задача? Социально-политическая. Нашей целью было дойти до каждой бабушки, до каждого дедушки, чтобы 100 процентов населения имело возможность смотреть государственные телепрограммы, 100 процентов населения слушало государственные радиопрограммы. Сейчас от этого тезиса практически ничего не осталось, но осталось 5 тысяч телевизионных передатчиков канала "Россия", 1,2 тысячи радиовещательных передатчиков радиоканала "Россия". Тем не менее, телеканал "Россия" могут смотреть лишь 97 процентов населения страны. А 3 процента не видят. 10 тысяч населенных пунктов в России вообще не могут смотреть никакого телевидения. В них живет порядка 4 млн человек. Делим на семью из трех человек, получаем примерно 1 миллион 300 тысяч семей, отрезанных от телевидения.

У нас на телеканал "Россия" работают 5 тысяч передатчиков. На НТВ — немногим более 500. Почему? А им больше и не надо. Коммерческие телекомпании существуют исключительно на рекламе, чтобы окупить себя и немного прибыли принести владельцу. Ну, поставят они передатчик в каком-нибудь "Кукуеве", где населения тысяча человек. Предложат дать рекламу такой компании, как, скажем, Jonson&Jonson в этой деревеньке. А в ней 0 целых 0 десятых покупателей этой продукции. Разумеется, рекламодателю этот регион неинтересен, и увеличивать рекламный бюджет, то есть оплачивать установку там передатчика, он не будет. Рекламодатель заинтересован только в больших городах. Сетевое развитие частных телевизионных компаний ограничивается 300-500 передатчиками. Больше не надо. Вопрос — как вы думаете, сколько в стране городов с населением 200 тысяч и более?

Т/С.: С "гулькин нос", наверное.

В.Х.:Пессимисты называют число 200-300, оптимисты — 500. А на самом деле, всего... 92 города. Может государственная телекомпания позволить себе остановиться на них? Нет. Задачи у нее другие — социальные. Нам необходимы дополнительные инвестиции на создание новых передатчиков. А государство уже много лет не дает нам ни копейки на эти нужды. Нам позволена коммерческая деятельность, и считается, что на развитие мы должны сами заработать. Хотя, в принципе, это неправильно. Лучше, если бы государство нам давало деньги на инвестиции в основные фонды, а на текущую жизнь мы зарабатывали сами. Это вопрос морально-политический. Кто дает денег "на жизнь", тот заказывает "музыку". Платя за текущие расходы телекомпании, государство имеет возможность воздействовать на исполнителя, вещателя. А вот вложения в основные фонды, инвестиционные деньги не имеют такой силы управления.

Т/С.: В то же время, откуда взялись деньги на развитие канала "Культура"?

В.Х.: Руководство ВГТРК выделило часть из своих прибылей коммерческих, заработанных на рекламе. Были закуплены передатчики, приемные спутниковые станции, установлены на объектах операторов связи. Но для нас доставка сигнала — непрофильное занятие. И мы предложили операторам связи взять передатчики на свой баланс в счет будущих услуг нам, выкупить их. Уже установлено более 20 передатчиков в областных центрах. За 1,5 года увеличена аудитория канала "Культура" на 25 млн человек. Одновременно улучшается программное наполнение, качество самой "картинки". Все это вместе повышает и рейтинг канала.

Т/С.: Действительно, сегодняшняя "Культура" и двухлетней давности — "две большие разницы".

В.Х.: Культурное направление в любом телевещании — показатель независимости государства в ситуации глобализации. В глобализации много плюсов. Но больше всего минусов. Мощное движение антиглобалистов в какой-то степени оправдано. Особенно отличается отстаиванием своей индивидуальности Франция. Там давно существует программа "Франкофония" под патронажем Президента. Был создан Комитет по защите культуры и языка. В первую очередь, программа направлена против американизации. Процессу глобализации, с точки зрения телевидения, нужно сопротивляться. А для этого необходимо акцентировать внимание на культуре. Мир красив в своем многообразии. На канал "Культура" возлагается задача сохранения государственности, развития национальной самобытности. Потому что, если глобализация пойдет дальше, то в конечном итоге, кроме названия страны и флага, ничего не останется. Современные технологии провоцируют это. В советское время была мощная редакция "Народного творчества". Кира Вениановна Анненкова до сих пор работает в этом направлении, но жалуется, что это сейчас никому не нужно. Была такая программа "Играй, гармонь!", какие интересные кадры, какая этнография!

Т/С.: Деревни буквально "вымирали" во время трансляции этой телепрограммы.

В.Х.: Наша страна все равно осталась сельской. Отъедешь на 100 километров от Москвы, и там — другая Россия.

Т/С.: Такие сложности были с созданием и развитием канала "Культура". Как же ВГТРК "рискнула" запустить "Спорт"?

В.Х.: Все пришли к мысли, что направление развития телерадиовещания идет с учетом профессиональных интересов телезрителей, возрастных, региональных, тематических. Особенно с внедрением цифровой технологии. "Цифра" — это революция большая, чем появление цветного телевидения. Появилась возможность создавать новые телеканалы. В России сейчас стоит проблема не технического обеспечения вещания, а контента. Это главный вопрос. НТВ-Плюс, кабельные сети набивают свои пакеты пятью-восемью программами нашими и двадцатью восемью зарубежными. Нет контента. В развитых странах спортивные каналы пользуются громадным успехом. И все посчитали, что если мы сделаем спортивный канал, у нас он тоже будет прибыльным. Я сомневаюсь, что это произойдет в ближайшее время. У нас нет такого культа спорта, как в Америке. Они же этим живут. Для большинства американцев спорт является образом жизни.

Т/С.: У нас и в советское-то время спорт был не вполне массовым и нуждался в серьезной, мощной пропаганде. А уж теперь и подавно.

В.Х.: Без серьезной государственной подпитки массовый спорт не развивается. И спортивное телевидение тоже. Вообще, телевидение требует больших капиталовложений на протяжение длительного времени. Тогда канал будет успешный. Если понемножку и потихонечку, то все, умрет это дело. Так вот, давно уже зрела мысль о том, что нужно сделать спортивное вещание. Договорились некие структуры о создании акционерного общества.

Т/С.: Но на тот момент 7ТВ уже позиционировал себя как спортивный канал.

В.Х.: По имеющейся информации, 7ТВ запросил незаслуженно амбициозные условия своего участия в этом альянсе, о которых участники не договорились. И 7ТВ выпал. Теперь у нас появилось 2 спортивных канала. Кстати, следующий канал, который надо создавать при участии государства, должен быть детским. Я думаю, он будет следующим.

Т/С.: А слухи об информационном канале?

В.Х.: Он тоже будет. Здесь играют роль скорее политические силы, нежели защищающие интересы наших детей. Спортивный канал — задумка отличная, хорошая, нужная. Участники тоже серьезные — и Спорткомитет, и Сбербанк, и правительство Москвы, где проходит большинство крупных соревнований, и ВГТРК со своим творческим и техническим потенциалом. Канал был создан, я бы сказал, мгновенно.

Т/С.: Скоропостижно.

В.Х.: Не дай Бог, что бы он скоропостижно скончался. Все делалось, как у Райкина, "пить, курить, ругаться матом и ходить начал одновременно". Мы тоже занялись всем одновременно — делать студию, собирать персонал, думать о сети, контенте, искать деньги, вести переговоры со всеми, кто имеет к спорту и телевидению отношение. Чтобы сделать канал от "нуля", от задумки, то есть запустить в областном городе, по сложным нынешним правилам получения частот и разрешения на установку передатчика требуется около двух лет. На разработку частоты уходит в лучшем случае 9 месяцев. Мы сжали время, от задумки до запуска передач прошло менее полугода, вопреки действующим постановлениям, инструкциям и всему прочему.

Т/С.: Сколько, интересно, требовалось часов в сутки генеральному директору телеканала "Спорт" Василию Кикнадзе в этот период?

В.Х.: Кикнадзе — парень энергичный, молодой, но 24 часа в сутки ему не хватало. Первое, что было сделано — студия, откуда сейчас выпускается канал. У нас есть самая старая, первая телевизионная база — Шаболовка. Сейчас там существует комплекс, который будет развиваться, совершенствоваться, и там создается программа "Спорт".

Т/С.: Потребовалось новое оборудование?

В.Х.: Конечно. То оборудование, которое там было, относительно новое. Но его недостаточно, и по современным меркам это не совсем то, что нужно для спортивного вещания. Спорт — это движение, мощная динамика. Поэтому будет меняться и студия. Есть ряд проблем, но они решаются. Да и самая главная составляющая — сеть, кто нас будет смотреть? Мы стартовали в Москве на 25-м канале, том самом, на котором вещал Euronews. Было получено временное разрешение Министерства печати с согласия Euronews. Работая над созданием "Спорта", мы думали о том, какой должна быть сеть. В первую очередь, конечно же, пошли по "геллаповским" городам, областным центрам. Передатчиков свободных нигде нет. Частоты в крупных городах практически на исходе. А здесь началась эпопея с ТВС. Как-то получилось, что мы работаем сейчас на сети ТВС. Пока по временному разрешению Министерства печати. Готовится конкурс на эти частоты. Но сейчас они в распоряжении спортивного канала ВГТРК. Сеть не такая большая, как о ней легенды ходят. Но она есть в готовом виде.

Т/С.: Каковы дальнейшие планы ВГТРК?

В.Х.: "Спорт" будет работать и развиваться. Все зависит от суммы выделенных денег на организацию вещания, в первую очередь, в крупных городах и областных центрах. Обсуждался вопрос о запуске информационного канала. Да, давно назрела необходимость его создания. Эта идея обсуждалась еще в 90-х годах в Советском Союзе. Обсуждалась возможность создания "Телевизионного Агентства Советского Союза". Звучит, как ТАСС. CNN Тернера подвиг на это. На это агентство возлагались две функции. В стране было много государственных телерадиокомпаний. Сейчас к ним прибавилось еще больше частных. Предполагалось создать для них некий поток новостей, как для изданий существует лента ТАСС, и вещатели в рамках своих программ выбирали из него те сюжеты, которые им нужны. Это — первая функция. Вторая — непосредственное вещание. Это был бы информационный телеканал, где любой телезритель мог посмотреть подборку новостей без комментариев, где был бы представлен разнообразный информационный контент. А то у нас телевидение и радио — "две большие разницы". Новости на телевидении — сплошной негатив. Нельзя же людей держать постоянно в состоянии стресса. Нужно давать еще и положительные эмоции. Так вот, идея "Телевизионного агентства" не состоялась. Потом эти идеи обсуждались и в рамках других компаний. Тоже не состоялись. Я думаю, что такой канал телевизионных новостей подходит именно для ВГТРК. Наша телекомпания способна создать его. У нас есть мощная база в центре и 90 региональных компаний. То есть мы можем собирать информацию со всех регионов России и выдавать на всю страну.

Т/С.: Опять же, есть Euronews.

В.Х.: Это дает доступ к европейским новостям. Но в первую очередь людей интересуют новости из тех регионов, где они живут, а уже потом то, что случилось в Чили или Португалии.

Сейчас процесс создания телеканала находится на уровне идеи, осмысления, но, главное, он пошел. Россия в телевизионном мире — "белое пятно" и с точки зрения контента, и с точки зрения информации. Если будет сделан новостийный канал, это будет мощный прорыв не только внутри страны, но и для всего мира.

Кроме всего этого, есть у ВГТРК другое направление — международное телевизионное вещание. Год назад, наконец-то, была создана государственная телевизионная программа "РТР-Планета", которая предназначена для трансляции на весь мир, пока на русском языке, но я надеюсь, что скоро "заговорит" и на других языках. Канал можно смотреть с двух спутников. Это "Экспресс", который вскоре будет захватывать Африку, Ближний Восток, Южную Америку, восточное побережье Северной Америки, и Hot Bird — на Европу. Мы имеем все шансы сделать привлекательный русский канал. Потому что есть своя мощная база — и программная, и научно-техническая. Мы заказываем и делаем много передач собственных. И, соответственно, права на вещание за рубежом очищены. Собственного продукта много, его у нас делает и "Россия", и "Культура". Когда иностранцы говорят, что хотели бы получить русский канал, они часто имеют в виду, в первую очередь, "Культуру". Идея создания международного канала тоже очень старая, существовавшая еще в Советском Союзе. И прообразом ее была так называемая система "Москва — Глобальная". Она начала работать в 1989 году. Тогда же родилась идея создания канала коммерческого, для продажи и кабельным системам, и частным абонентам, и через систему непосредственного прямого вещания за рубежом. Все диаспоры и этносы бывшего Советского Союза ждали этого. Было несколько попыток в рамках госструктур. Не получилось. В 1996 году группа товарищей с моим участием создала "Всемирный Русский канал". Когда встал вопрос финансирования, было много переговоров с олигархами. "Подписалась" на этого только одна компания — "Русское золото" во главе с господином Таранцевым Александром Петровичем. И поначалу он очень хорошо поддержал, помог нам. Это отдельная история, несколько ее "томов" хранится у меня. Прекрасный период был, когда мы создали первый русский канал для зарубежного вещания. Транслировался он через те же "Горизонт" и Hot Bird. Начали переговоры о раздаче сигнала на Азию, с американцами договорились о начале подъема сигнала на американские системы непосредственного прямого вещания — Direc TV. Был решен вопрос о вхождении в кабельные сети Германии. Идея была благородная. Мы понимали, что у нас самих пока слабые силы, и "паразитировали" на архивах. И сейчас эти архивы идут "на ура". Они до сих пор еще не оценены в полной мере. В рамках государства остались мощнейшие архивы, главный владелец которых "Телерадиофонд". А первым, кто обратился к этой теме, был ВРК. Но наступил август 1998 года. Александр Петрович Таранцев, сделавший очень много для ВРК, извинился за невозможность дальше содержать телеканал. Финансовая ситуация изменилась. В 1998 году было прекращено вещание "Всемирного Русского канала", который просуществовал более 2-х лет. Тогда же была предпринята первая попытка входа российского канала в европейские кабельные сети. Не пускают, не дают. Пришли к немцам. Они говорят, что у них все занято, у них приоритеты: первое — немецкие программы, второе — европейские, третье — прочие. Мы — прочие. Через несколько месяцев они выходят на нас сами — появился для нас канал. Откуда? В одном из регионов живет много выходцев из России. Тоскуют по России, "врежут" вечером, выходят на улицу, получаются неприятности. И немцы вывели из сети какой-то турецкий канал, который им всем там надоел, и предложили нам. Сейчас "РТР-Планета" ведет активную работу в этом направлении.

Т/С.: Наличие проблемы контента породило интерес к его производству. Вот, ВГТРК вещает каналы "Россия", "Культура", "Спорт", планируется создание информационного канала и, как Вы обмолвились, детского. Существуют идеи пакетного вещания тематических каналов и у других производителей контента. То есть число каналов неуклонно растет. Разумеется, на всех эфирных частот не хватит, их просто ограниченное количество. Только переход на цифровое наземное вещание способен решить проблему частотного ресурса. ВГТРК готово к переходу в "цифру"? Как Вы видите вещание в DVB-T?

В.Х.: К сожалению, технические и экономические аспекты опережают социальные. В рамках Минсвязи, которая отвечает за всю электросвязь, в том числе телевидение и радио, есть проекты и концепции развития до 2010-2015 года. А у нас нет таких концепций, как это было у бывшего Гостелерадио. Сейчас, к сожалению, у нас нет стратегического планирования. Это большая беда — мысль должна опережать дело, а не наоборот. Слово "планирование" незаслуженно опорочено. Сегодня стараются использовать выражение "стратегическое моделирование". Еще говорят: "многоуровневое стратегическое моделирование". Это то же самое планирование на долгий период. Пускай так. И куда мы все идем? Естественно, все будет цифровое. Сейчас мы уже не спрашиваем про телевизор — цветной он или черно-белый. Мы не интересуемся, принимает он PAL или SECAM — он цветной и принимает оба стандарта. Скоро будут спрашивать, в "цифре" он принимает или нет. Пройдет 10 лет, и вопрос о "цифре" тоже отпадет, потому что все будет цифровым.

Какова ситуация сегодня? Мы пришли к тому, что большинство телекомпаний частные. Они давно используют цифровые спутниковые платформы для доставки сигнала до передатчика. А вот самое тяжелое звено, передатчик-телевизор, осталось аналоговым. Тяжелое, потому что на этом участке самый большой объем оборудования, находящегося в частной собственности у людей. Считается, что у населения примерно 90 млн телевизоров. Или хотя бы по одному в каждой из 50 млн семей. И их все надо поменять. Умножим на 500 долларов за цифровой телевизор, получим объем этого дела. Это первое. А второе, народ-то будет покупать цветные телевизоры, телепрограммы? Не купит. Мы видим, как развивается прямое спутниковое вещание, начатое Гусинским. Лет 8 примерно работает НТВ-Плюс. И каков объем аудитории? Колеблется вокруг цифры в 200 тысяч. И еще существует вопрос менталитета. Российские люди привыкли к бесплатному телевидению. В стране 50 млн семей, и только 200 тысяч платят за телепрограммы в рамках НТВ-Плюс. Есть еще небольшие кабельные сети, еще процентов 5 можно набрать платящих абонентов. А остальные смотрят телевидение бесплатно.

Т/С.: Но ведь телевизор нужен вне зависимости от того, принимается сигнал платно или бесплатно.

В.Х.: В нашей стране основным видом доставки сигнала до населения долгие годы будет оставаться эфир. Но эфир практически исчерпан по нынешнему частотному расписанию. Все частоты заняты, и развивать число эфирных каналов уже невозможно. А потребность растет. Раньше задавались вопросом, сколько надо человеку телеканалов?

Т/С.: Рассчитанное оптимальное количество — 70.

В.Х.: Сколько у вас книг в доме?

Т/С.:...

В.Х.: Так же должно быть и с числом каналов, которые по кабелю попадают в ваш дом. Это как красивые журналы, хорошие книги, к которым вы обращаетесь, возможно, раз в год, а то и никогда, но пускай будет.

Т/С.: Но ведь после определенного количества каналов телезритель перестает смотреть телепередачи, а вместо этого начинает бесконечно щелкать дистанционным пультом.

В.Х.: Есть даже английский термин: "как коза на лужайке". Но вы же не хватаете книги своей библиотеки, читая по одной строчке из каждой. Так и с большим количеством телеканалов. Рано или поздно вы определитесь, какие вам нужны постоянно, а какие в отдельные периоды жизни.

Т/С.: Что в этом направлении делает ВГТРК?

В.Х.: Государственное вещание было самым косным в техническом плане до последнего времени. У нас были аналоговые спутники, аналоговые релейки. В этом году завершилась реконструкция аппаратно-студийного комплекса на телеканалах "Россия" и "Культура". У нас теперь все цифровое, и мы выдаем сигнал с сервера. Линии от студий до предприятий связи — волокно. Спутники — в "цифре". Мы решили проблему комплексно, когда весь пакет государственных программ телевидения и радио "запихнули" в один ствол. Вместо 5 стволов на 5 спутниках для каждой из программ у нас будет 3 спутника и 3 ствола для трех телеканалов и трех радиопрограмм. Осталось вывести цифровой сигнал в эфир. Это даст экономию радиочастотного спектра и возможность производить тематические каналы в большем количестве. Таким образом, эфир для нас сохранится надолго. Я считаю, что для России самым главным направлением доставки телепрограмм до населения является не кабельное и не спутниковое вещание, а именно эфирное.

Т/С.: Многие считают дату перехода на цифровое вещание — 2015 год — нереальной.

В.Х.: Я тоже ее считаю нереальной. Переход этот совершить, в принципе можно. Для этого нет ни технических, ни организационных препятствий. Нужно административное решение. Что сделали в США? В этой свободной, демократической стране сказали, что в 2006 году прекращается аналоговое вещание, и действие лицензий на него прекращается. И все схватились — промышленность, вещатели, операторы связи. Потребители тоже копят деньги, понимая, что через некоторое время им придется выбрасывать бесполезный аналоговый телевизор и покупать цифровой. А 2006-й год не за горами. Мы же говорим о 2015-м. Я бы предложил решить этот вопрос постановлением Правительства, определить перечень городов, где с частотами особенно напряженно, в которых с 2005 года выдавать новые лицензии только на цифровое вещание, с 2010 года прекратить выдачу лицензий на аналоговое вещание. Выдавать новые лицензии только на цифру. А с 2015 года прекратить действие аналоговых лицензий. Надо дать задание торговле, промышленности. Но так мы снова возвращаемся к планированию, к жесткой системе. А ее бояться не надо. Я напомню, как внедрялось дециметровое вещание в Советском Союзе. 1984 год. Издается Постановление Правительства о расширении зоны действия Ленинградского телевидения. Дециметровых передатчиков в России не было вообще. Существовал только метровый диапазон, нам хватало две программы. Выходило Постановление со списком городов, где вводилось дециметровое вещание. Расписаны были задания промышленности — изготовить дециметровые передатчики, перечень такой-то; Гостелерадио — сделать программу; Минсвязи — обеспечить установку передатчиков и подачу каналов по радиорелейным линиям или спутник на эти передатчики; Минбыту — обеспечить установку антенн и преобразователей, чтобы ввести сигнал в кабельные системы, обеспечить ремонт телевизоров в телеателье; Минторгу — обеспечить продажу в магазинах в этих регионах необходимого оборудования. И все начинали работать. Сейчас в Москве ведется цифровое вещание. Зайдите в магазин, спросите, есть ли у них приставки для приема цифрового сигнала или цифровых телевизоров. Нет. Как же двигаться к цифровому вещанию, если вещает передатчик, "греет" эфир, а его сигнал никто не видит. Производители телевизоров, вспоминая дилемму "курица — яйцо", говорят: "сначала установите цифровые передатчики, а мы потом будем поставлять цифровые телевизоры". Это неправильная постановка вопроса. Лучше так — что в яйце первично? — скорлупа, белок, желток? Все вместе и сразу, иначе не будет такого понятия. Абсолютно точно, нужно административное решение. У нас не сдвинется без этого.

Второе. Мы, конечно, в рынке находимся. Необходимы некие бизнес-модели. Можно ли заставить ВГТРК или НТВ отказаться от аналогового вещания и обязать вещать в цифре? Невозможно. После этого телеканал потеряет аудиторию, доходы, и никто его вообще не увидит. Зачем ему это нужно? Поэтому нужно придумать бизнес-модели для разных ситуаций.

Т/С.: Вы были правы в самом начале разговора, каждый вопрос превращается у нас, Валентин Иванович, в тему отдельной беседы. А так всего журнала не хватит на интервью. Предлагаю сделать перерыв в беседе. Надеюсь на новые встречи.

Беседовал Роман МАГРАДЗЕ.
Фото Максима МИРОШНИКОВА.



 
Теле-Спутник Октябрь 2003
наверх
 



Уважаемые посетители!
В связи с полной реконструкцией Архива, возможны ситуации, когда текст будет выводиться не полностью или неправильно (отсутсвие статей в некоторых номерах это не ошибка). Если заметите какие-то ошибки, то, пожалуйста, сообщите нам о них. Для связи можете воспользоваться специальной формой:

Номер журнала: *
Страница: *
Дополнительные сведения: *
Желательно четко опишите замеченную проблему - это поможет быстрее ее решить.
Мы не отвечаем на вопросы! Их следует задавать на нашем форуме!
Антиспам: * Нажмите мышкой на синий квадрат:


Поля, помеченные звездочкой (*)
обязательны для заполнения





Новый сайт