8Встречи с интересными людьми

оглавление | в архив | следующая статья



Олег Чеботаренко: «Работать стало труднее, но интереснее»


Олег Чеботаренко Теле-Спутник - 8(94) Август 2003 г.


 Олег Чеботаренко

Главный инженер московской компании "Satellite LTD" Олег Владимирович ЧЕБОТАРЕНКО — человек, вне всякого сомнения, увлеченный спутниковым и кабельным телевидением. Он оказался вовлеченным во все этапы развития этих направлений в нашей стране — первые, "пиратские", кабельные сети, первые установки спутниковых "тарелок", первые поставки и монтажи оборудования для кабельных сетей. История компании, в создании которой Олег принимал самое непосредственное участие, являет собой характерный пример успешного бизнеса в области телекоммуникаций в России.

"Телеспутник": И давно Вы в кабельном и спутниковом телевидении?

Олег Чеботаренко: Можно сказать, что с 1990 года. В 1987 году я закончил радиотехнический факультет Московского энергетического института (МЭИ) и остался на кафедре в аспирантуре. В рамках одной из научно-исследовательских работ. Мы — несколько энтузиастов — пытались создать свой собственный тюнер. Но, к сожалению, ничем эта попытка не закончилась. А интерес к теме остался.

Т/С: Но кому-то в России ведь удалось создать тюнер?

О.Ч.: Кажется, одна нижегородская компания сумела это сделать, и "Кросна".

Т/С: Так почему же сегодня нет российского приемника?

О.Ч.: Потому что открылись возможности для импорта, появились качественные импортные модели, которые были совершенно другого уровня. И естественно наши отечественные разработки потеряли всякое значение.

Т/С: Произошло то же, что и с отечественным видеомагнитофоном?

О.Ч.: Наверное. Здесь сыграло свою роль отсутствие элементной базы и технологий. В результате, все перешли на импортное оборудование, что продолжается и по сегодняшний день.

Т/С: Итак, интерес к спутниковому телевидению у Вас остался.

О.Ч.: Потом у меня был небольшой собственный "бизнес". В том районе, где я жил, в Кузьминках, я пускал по шестому, тогда еще открытому каналу, с магнитофона через собственный модулятор/усилитель видеофильмы. Такое вот было "пиратское" кабельное телевидение. Это продолжалось недолго. Появилась более крупная организация, которая под себя все это дело подмяла. Зато был получен практический опыт. И тогда я начал уже профессионально заниматься спутниковым телевидением, создав с друзьями и коллегами свою фирму.

Т/С: Это "Satellite LTD"?

О.Ч.: Еще нет. К ней вела длинная лестница. После того как я закончил аспирантуру в 1990 году, мы с друзьями при факультете организовали небольшую фирму. Занимались установкой индивидуальных спутниковых антенн, потому что у нас были хорошие связи с реутовским заводом, который эти антенны производил. И понемногу кабельным направлением.

Т/С: А Вы и по крышам лазали?

О.Ч.: Лазали. Первая установка была нами осуществлена в 1990 году в городе Электросталь, в производственном общежитии. Мы взяли реутовскую антенну диаметром 1,5 метра, на чердаке проверили с помощью веревочки ее геометрию, немножко подрихтовали, чтобы она приняла параболическую форму, уставили на крыше и начали ловить сигнал по синхроимпульсу. Это был наш самый первый принятый сигнал со спутника Eutelsat с позиции 13 градусов в.д.

Т/С: Немного тогда каналов было видно.

О.Ч.: Немного. Это были Eurosport, Super Channel, некоторые другие. Но это был самый первый контакт со спутниковым телевидением. Потом мы встретились со старыми знакомыми, с кем работали в стройотрядах в студенческие годы. Из того опыта образовался круг друзей, на которых можно было положиться. И вот, после всех передряг, в 91-м году мы собрались и решили заняться общим делом. А поскольку все были радиотехниками, то направление деятельности определилось автоматически. Занялись установками индивидуальных спутниковых антенн. Вначале, в рамках одной из действующих фирм, которую возглавлял тоже наш товарищ. Потом перешли всем составом — 6-7 человек — в другую более крупную компанию, которая специализировалась на системах спутникового телевидения. Там мы проработали чуть более полугода. Ну, а потом создали собственное предприятие в 1992 году, и назвали его "Satellite LTD".

Т/С: До сих пор устанавливаете антенны?

О.Ч.: Уже нет. С этого мы начинали. Причем, были достаточно интересные работы. На рубеже 91-92 годов зимой мы устанавливали 6,5-метровую антенну в резиденции посла Саудовской Аравии для приема со спутника Arabsat. Там было два саудовских телеканала. И по нашим расчетам, они принимались только на такую антенну. Заказчики ее покупали где-то в Америке. Для нее мы сделали огромный фундамент. По стройотрядовской привычке на улице поймали миксер, кран, выкопали яму, залили ее бетоном, с помощью этого крана поставили опору. И когда мы ближе к полуночи установили антенну и начали запускать, то получили очень плохой сигнал, все было "в снегу". Чувствуем, не понравится послу. Задумались. А сама резиденция находилась на Воробьевых Горах, ее окружали ели, сосны. В хорошем месте была резиденция. И тут мы увидели, что луч со спутника нам перегораживает огромная ель. Делать нечего, один из нас залез на эту елку с пилой, и начал постепенно отпиливать сучья. А я стоял с прибором, и смотрел, что происходит с сигналом. Каждый срезанный сучок давал примерно полдецибела сигнала. Когда мы ветки четыре спилили, то вышли на тот уровень сигнала, который уже можно было предъявлять заказчику. После этого нас очень полюбил саудовский посол. Он на все поломки своей электроники вызывал только нас. Да и все остальные работники посольства тоже стали нашими постоянными заказчиками.

Т/С: Как правило, люди "от добра добра не ищут". Если оборудование установил один специалист или одна компания, имеет смысл привлекать именно их к его обслуживанию.

О.Ч.: И наступила цепная реакция, — пошли заказы от арабов. Был также большой период работы с югославами. У них интересный дом у метро "Академическая", где в начале 90-х жило много руководителей югославских фирм, которые работали в Москве. После того, как мы с ними стали сотрудничать, этот дом оказался увешанным антеннами. По мере того, как мы осваивались в спутниковом телевидении, приходило понимание, что более перспективно заниматься крупными системами — одной антенной с разводкой по нескольким абонентам. Пришло понимание того, что за кабельным телевидением, как бизнесом, большее будущее, чем за индивидуальным приемом спутникового телевидения.

Т/С: Владельцев индивидуальных систем спутникового телевидения, конечно, ограниченное число, в то время как кабельное телевидение — это массовый зритель.

О.Ч.: К тому же, стало появляться очень много фирм, которые занялись установками спутниковых "тарелок". В принципе, ничего сложного в этом нет, 3-4 "тарелки" поставил, и ты уже специалист. Таким образом, этот бизнес стал легким и прибыльным для всех, кому не лень. К тому же, это стало еще и менее интересным, перестало представлять научно-исследовательский интерес. И мы решили переключиться на кабельные системы. К тому же в тот период времени началось бурное строительство в Москве. В начале 90-х здания росли как грибы после дождя — гостиницы, офисы. И везде надо было дать телевидение.

Т/С: Да и строительство жилья не сильно в Москве отставало.

О.Ч.: С жилыми зданиями сложнее, потому что они подключаются к муниципальным сетям. И там есть свои определенные сложности в области поставки оборудования и финансирования. А вот офисы и гостиницы просто "лежали на поверхности". Первым нашим объектом стало одно офисное здание не очень большое по современным понятиям, которое строили югославы в конце 91-го года. А поскольку оборудование для кабельных сетей на российском рынке не было еще широко представлено, в Москве функционировала только одна фирма, которая его предлагала. Это небезызвестная фирма "Файнверк". Здесь в Москве ее до сих пор хорошо помнят. Представляла ее Елена Александровна Лысяк. Но речь не о ней. Просто оборудование для нашей первой кабельной сети строящегося офиса мы получили через нее. Что мне запомнилось из работы на первом нашем объекте, так это то, как руководитель стройки интересно охарактеризовал наше состояние. Он объяснил, почему выбрал нас. "Вы — куражные ребята", — сказал он. Вот это слово, несколько необычное, оказалось очень точным. Был какой-то кураж на заре перестройки, мы думали, что вот еще немного, и все будем "в шоколаде". "В шоколаде" пока не получилось, но "кураж", кажется, еще остался.

Т/С: Таково свойство юности.

О.Ч.: Да, наверное. После опыта с госпожой Лысяк мы решили, что стоит заняться также поставкой оборудования, а не только монтажными работами. Начали выбирать прямого поставщика. Прорабатывалось несколько вариантов. Не было ничьих представительств, никакой информации, Интернета тогда тоже не было. Даже компьютера еще не было. Я помню, первый компьютер у нас появился в 1993 году, списанный в какой-то военной части, с редактором "Лексикон". И я думал, зачем он вообще нужен, я прекрасно и без него линеечкой все рисую и высчитываю на калькуляторе. Первые компьютеры, как мне кажется, использовались в основном для игр. Да и сейчас во многом так. Без компьютера было хорошо, но с ним, оказалось, все-таки лучше.

Т/С: Как с женщинами.

О.Ч.: Похоже. Хотя очень много внимания требует. В общем, мы начали искать партнера — производителя хорошего оборудования для кабельного телевидения. А тогда выбора особого и не было. Отечественные производители преlлагали оборудование только до 240 МГц. Это были мытищинские станции ОТТУ-6 — шестиканальные, гродненские головные станции, кое-какое "горизонтовское" усилительное оборудование. В общем, раз-два и обчелся. Много каналов не введешь в такую сеть, многого не позволишь.

Т/С: Не говоря уже о мультимедийных услугах.

О.Ч.: Тогда и слова такого не было. В конце концов, нам просто повезло. Наши знакомые из Латвии пригласили нас принять участие в семинаре, который проводила немецкая фирма WISI в 1993 году. А про нее мы уже тогда кое-что слышали, видели каталоги.

Т/С: Авторитетная фирма на этом рынке.

О.С.: 75 лет она отмечала в 2001 году. А в 93-м мы с удовольствием это приглашение приняли. Но, как выяснилось, не так то просто теперь было в эту Ригу попасть, — Латвия отделилась, ввела визовый режим. В общем, рижане послали нам приглашение, чтобы мы на его основании могли оформить визу. Приглашение шло месяца два по почте. Естественно, пришло только через месяц после моего возвращения оттуда. Оказалось, виза нужна была только при пересечении границы поездом или автомобилем. А если лететь самолетом, то визу можно оформить прямо в аэропорту. Мы решили воспользоваться таким вариантом. Причем, ждали приглашения до самого последнего момента. Но когда поняли, что не дождемся, все делалось в спешке. И в этой суете как-то из головы вылетело, не подумали, что при пересечении границы надо заполнять какие-то декларации на вывоз валюты. А мы собирались после семинара прикупить кое-какое измерительное оборудование для настройки спутниковых антенн, взяли некоторую сумму денег. И только у таможенной стойки я обнаружил, что надо заполнять декларацию и вписывать всю вывозимую сумму. Никакой справки или разрешения на вывоз валюты у меня, разумеется, не оказалось. Я оказался перед дилеммой — либо вписывать туда все что есть, и тогда эта сумма будет изъята, положена на депозит, и возвращена на обратном пути, либо попробовать провезти деньги нелегально. Но наши таможенники были ребятами тертыми, по выражению моего лица все поняли, и попытка блефа не удалась — вся сумма была конфискована. Был выбор и здесь. Можно было развернуться и никуда не лететь, либо лететь, но без денег, которые конфискуются. Я решил лететь. Сумма была по сегодняшним меркам небольшая, но на тот момент она составляла треть состояния фирмы.

Т/С: Дорого обошелся Вам семинар.

О.Ч.: Но в конце концов мы не пожалели. На семинаре мы познакомились с WISI, установили хорошие отношения. Немецкая компания до сих пор остается нашим главным партнером. А этот случай, когда мы о нем рассказали президенту фирмы, его весьма впечатлил и даже сыграл нам на руку.

Т/С: А чем отличается Ваше партнерство с WISI от отношений этой же фирмы с питерской компанией "Ланс"?

О.Ч.: Фактически в России сейчас два представителя WISI — "Ланс" и мы.

Т/С: Поделили рынок?

О.Ч.: Никакого официального деления не было. Просто, все сложилось исторически. Они познакомились с WISI примерно в тот же период. И у нас примерно одинаковые взаимоотношения с немецкими партнерами.

Т/С: То есть Вы и "Ланс" — прямые конкуренты в России?

О.Ч.: Формально, да. Но не в диком понимании этого слова. Не враги. У нас нормальная борьба за заказчика, клиента, но на совершенно цивилизованных началах. Время от времени даже друг другу помогаем, если у кого-то не хватает какого-то оборудования, либо сами просим в долг, либо даем. К тому же нам повезло, что в компании WISI работает наш бывший соотечественник Генрих Хайбель, который мудро проводит экспортную политику своей фирмы. Во многом его заслуга в том, что WISI — наш партнер. Сразу после семинара мы начали предлагать решения для кабельных сетей на основе оборудования WISI. Но рынок был не готов к тем ценам, по которым оно предлагалось. Между ценами мытищинской ОТТУ-6 и головной станцией WISI разница была значительная. Но и возможности отечественных станций были очень ограничены. Приходилось проводить "ликбез" среди наших потенциальных клиентов, объяснять, что такое кабельное телевидение и что оно может дать. Первый год с 93-го по 94-й ушел на подготовку "почвы", для того, чтобы можно было внедрить это оборудование. И вот, через 9 месяцев после нашего знакомства с WISI у нас "родился" наш первый проект. Когда началось восстановление расстрелянного московского "Белого дома" в начале 1994 года, нам удалось стать поставщиками оборудования для реконструкции телевизионной сети.

Т/С: Многие стремились получить этот заказ?

О.Ч.: Не знаю. Мы послали наши предложения, после чего получили приглашение для более предметного разговора. Может, они и выбирали из какого-то количества предложений. Но тогда выбор был очень ограниченным. Фактически тогда не было специализированных фирм, которые занимались бы кабельным телевидением на западном оборудовании. А те фирмы, которые занимались монтажом кабельных сетей, использовали в основном отечественное оборудование, которое имело весьма ограниченные функциональные возможности. Поэтому руководители, которые занимались реконструкцией "Белого дома" учли, что надо в будущее смотреть, и выбрали нас в качестве подрядчика. Это был первый проект полностью на оборудовании WISI от головной станции до кабельной разводки. И вновь этот заказ дал цепную реакцию, поскольку генподрядчик, который строил сеть в "Белом доме", занимался сетями и в остальных правительственных объектах. Так, нам удалось принять участие в реконструкции сетей Кремля, Госдумы, Совета Федерации. С тех пор все это там работает, и нареканий не было.

Т/С: Чем сейчас занимается "Satellite LTD"?

О.Ч.: Компания продолжает специализироваться на крупных сетях кабельного телевидения. Здесь надо отметить, что до 98-го года мы работали в основном по Москве, очень мало было заказчиков из регионов, да и их финансовые возможности были невелики. Сейчас положение несколько выравнивается. По нашей доле оборота Москва и остальная часть России примерно равны, пятьдесят на пятьдесят.

Т/С: Что Вы называете крупной сетью?

О.Ч.: На район или город. У нас есть отдел, который занимается проектированием сетей для небольших городов, где нет собственных проектных институтов. Многие из этих проектов заканчивались практической реализацией. Это сети от 10 тысяч абонентов. В Москве тоже есть такие, но здесь много проектных организаций. Москва избалована. Работать стало труднее, но интереснее.

Т/С: Как Вы оцениваете сегодняшнее состояние рынка кабельного телевидения? Каковы тенденции его развития?

О.Ч.: Я бы сказал, что состояние рынка некоторым образом застывшее. Он пребывает в каком-то стационарном режиме. Если раньше это направление интенсивно развивалось, то сейчас наступило состояние насыщения. Может, это связано с тем, что основные задачи на сегодняшний день уже решены, а для дополнительных услуг время еще не пришло. То есть сейчас наблюдается некоторый застой. Технические решения готовы, а всякие дополнительны нововведения типа мультимедиа, телефонии, Интернета в кабельных сетях пока не востребованы рынком. Производители оборудования готовы к дальнейшему развитию сетей, а потребитель нет.

Т/С: Может, услуга ему пока не предложена?

О.Ч.: Здесь все играет роль в комплексе. С одной стороны, нет грамотного предложения. Если рассматривать рынок компьютеров, то у нас оснащено ими менее 1 процента населения. Как же в этом случае предлагать Интернет?

Т/С: Эта цифра относится к стране в целом. Но ведь в Москве, других крупных городах России совсем другой показатель.

О.Ч.: В Москве этот процент выше. Здесь уже есть такие сети, которые используют и внедряют самые передовые технологии.

Т/С: Что же мешает отечественному производителю выйти на уровень, например, WISI?

О.Ч.: Отсутствие элементной базы, технологии и маркетинга.

Т/С: Можно ожидать каких-то новых революционных решений, таких как цифровое вещание?

О.Ч.: Не думаю, ведь "цифра" сама себя пока не реализовала в полном объеме, и чтобы исчерпать те возможности, которые в нее заложены, потребуется много времени. Так что пока о каких-то новых направлениях можно думать только теоретически. Сегодня и "цифра" — то фактически не востребована, разве что только в спутниковом приеме

Т/С: Что нового в самой компании?

О.Ч.: Вот, отметили наше 10-летие. Следующие 10 лет постараемся работать в стабильном режиме. Главное, чтобы кураж не пропал.

Беседовал Роман МАГРАДЗЕ
Фото Максима МИРОШНИКОВА



 
Теле-Спутник Август 2003
наверх
 



Уважаемые посетители!
В связи с полной реконструкцией Архива, возможны ситуации, когда текст будет выводиться не полностью или неправильно (отсутсвие статей в некоторых номерах это не ошибка). Если заметите какие-то ошибки, то, пожалуйста, сообщите нам о них. Для связи можете воспользоваться специальной формой:

Номер журнала: *
Страница: *
Дополнительные сведения: *
Желательно четко опишите замеченную проблему - это поможет быстрее ее решить.
Мы не отвечаем на вопросы! Их следует задавать на нашем форуме!
Антиспам: * Нажмите мышкой на синий квадрат:


Поля, помеченные звездочкой (*)
обязательны для заполнения





Новый сайт