36Арена ИСЗ

предыдущая статья | оглавление | в архив | следующая статья



Российский ретранслятор – это возможно?


Теле-Спутник - 8(94) Август 2003 г.


Интервью с заместителем генерального директора, первым заместителем генерального конструктора РНИИ Космического Приборостроения
Михаилом Сергеевичем Леоновым

Всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется космической связью, известно, что на спутниках "Экспресс-А" и спутниках "Экспресс-АМ" устанавливаются ретрансляторы иностранного производства — в основном компании Alcatel, на один спутник "Экспресс-АМ" заказан ретрансляционный комплект компании NEC. Тем не менее, многие рассматривают (или хотят рассматривать) это шаг, как временную меру, поскольку считают, что в России есть потенциальная возможность создать конкурентоспособный спутниковый ретранслятор. Одно из предприятий, разрабатывающее ретрансляторы, — РНИИ Космического приборостроения. РНИИ КП начало свою историю в конце 40-х годов, разрабатывая системы радиоуправления для баллистических ракет. В последствии на предприятии создавались системы радиоуправления космическими аппаратами и ретрансляторы для спутников "Горизонт" и "Экспресс".

М.С. Леонов

Т/С: Расскажите, как ваше предприятие начало разработку ретрансляторов?

М.С. Леонов: Наше предприятие принадлежало Министерству общего машиностроения и не занималось вопросами связи до 1978 года. До этого времени все ретрансляторы делались на других предприятиях, например, ретрансляторы для "Молнии-1" и "Молнии-2" делались в НИИ Радио. Перед Олимпиадой-80 нам была поставлена задача по изготовлению ретрансляторов, когда НИИ Радио от этой работы отказалось.

Министр общего машиностроения М. Афанасьев поставил перед Решетневым задачу сделать платформу. Перед нами поставили задачу сделать ретранслятор, что было новым для нас, хотя мы и занимались высокочастотной космической техникой. В течение полутора лет ретранслятор для "Горизонта" был изготовлен, проведены все натурные испытания, и в конце 1979 года первый аппарат был запущен.

Т/С: Вы делали ретранслятор и С-диапазона, и Ku?

М.Л.: Для КА "Горизонт" — да, этот ретранслятор полностью сделан на нашем предприятии.

Спутники "Горизонт" оказались очень удачными как с точки зрения платформы, так и с точки зрения ретранслятора и управления. Наше предприятие занималось системами телеметрии и системами управления КА с самого начала космической деятельности, с конца1950-х годов. По всем аппаратам связи, которые НПО ПМ разрабатывало, а это еще и ряд КА оборонного назначения, мы разрабатывали линию управления и наземный комплекс управления.

Этот задел помог разработать ретрансляторы. Они по современным меркам простые, но до сих пор эксплуатируются — многие проработали больше 10 лет, хотя первоначально были рассчитаны на 2 года.

Т/С: Был ли изначально взят курс на изготовление ретрансляторов по герметичной схеме?

М.Л.: Тогда других вариантов не было. До сих пор, все ретрансляторы, которые мы делали, предназначались для работы в гермоконтейнере. Сейчас мы делаем аппаратуру для размещения вне гермоконтейнеров и не только ретрансляционную.

В результате у нас возникло целое направление по ретрансляторам. Потом последовали ретрансляторы "Орион" для спутников Луч-1 и Луч-2. Эти спутники использовались для связи с орбитальной станцией Мир. На "Экспрессах" тоже установлены ретрансляторы нашей разработки.

Т/С: Ретрансляторы для "Экспресса" отличались от ретранслятора для "Горизонта"?

М.Л.: Они отличались набором стволов. В группировке, которой мы занимались, спутники отличались зонами покрытия.

Т/С: По "Экспресс-АМ" ваше предприятие входит в кооперацию?

М.Л.: По "Экспресс-АМ" мы тоже занимаемся управлением, всем комплексом и взаимодействием технических средств.

Т/С: Как вы считаете, что обусловило установку на отечественных спутниках связи иностранных ретрансляторов?

М.Л.: Когда мы занимались этой тематикой, были очень серьезные ограничения в применении элементной базы — можно было использовать только отечественную. Понятно, что в том состоянии промышленности, в котором она оказалась в начале 90-х годов, предприятия не могли предложить ничего нового. Серьезного шага вперед, по сравнению с ретрансляторами предыдущего поколения, не было.

Т/С: На обоих Эксперссах довольно быстро вышли из строя ретрансляторы Ku-диапазона.

М.Л.: Вышли из строя передающие устройства — нашей разработки. Были соответствующие комиссии, соответствующие выводы. По этому случаю мы с НПО ПМ придерживаемся разных точек зрения. Формально это произошло из-за того, что, по нашему мнению, режимы, в которых эксплуатировалась эта аппаратура, не соответствовали заданным техническим условиям. Произошел перегрев, так как платформа не обеспечивала необходимого теплоотвода и при управлении этого не учли, что и привело к выходу ретранслятора из строя.

Т/С: После того, как НПО ПМ отказалось от ваших ретрансляторов, вы продолжаете вести какую-нибудь разработку, имея сейчас более широкий выбор элементной базы?

М.Л.: Да, конечно. НПО ПМ отказалась от наших ретрансляторов на КА Экспресс-АМ, но для следующего поколении аппаратов, мне кажется, сотрудничество вполне реально. И мы собираемся его предложить. Нашу позицию знают и в Космическом Агентстве и в Министерстве связи. И, конечно же, мы это направление не бросаем, у нас оно не то, чтобы процветает, но очень серьезно развивается. Потому что по заказам Министерства обороны ретрансляторы за рубежом не заказывают, их заказывают у нас. В том числе и НПО Прикладной механики.

С начала 90-х годов велась разработка спутников нового поколения оборонного значения. Сейчас эти аппараты разработаны, находятся в процессе изготовления. Аппаратура для этих КА создается на нашем предприятии, поэтому мы имеем в наличии и стендовую базу, и производственные мощности, и персонал.

Одновременно мы не оставляем и проектирование гражданских ретрансляторов. Они, прежде всего, отличаются обработкой сигнала. Ретрансляторы для гражданских спутников с одной стороны проще — меньше специальных требований, с другой стороны сложнее, потому что на одном КА размещается больше стволов, предъявляются более серьезные требования по электромагнитной совместимости. Нельзя сказать, какие ретрансляторы принципиально сложнее или принципиально проще — у каждого свои особенности.

Мы находим понимание и в Космическом Агентстве, и в Министерстве промышленности и технологии. Они поддерживают наши разработки по технологии изготовления современных ретрансляторов. У нас есть специальные темы по заказам этих двух организаций. Мы ведем работы по созданию задела, чтобы иметь во всех диапазонах необходимые модули.

Связь сейчас коммерциализировалась. Если что-то предпринимать, то делать надо быстро. Например, когда ГП КС заказывает спутники, то их нужно сделать в течение двух лет. На развертывание группировки "Экспресс-АМ" у них было два с половиной года — и по земному сегменту и по бортовой аппаратуре. Сейчас сроки все сжимаются и сжимаются. Чтобы обеспечить выполнение таких требований, нужно иметь набор модулей для формирования комплекта современной и качественной ретрансляционной аппаратуры.

Т/С: Когда у вас будет реальный продукт, который можно показать?

М.Л.: У нас продукт есть хоть сегодня. Например, ретранслятор для Министерства обороны.

Т/С: Допустим, Вам сегодня звонит заказчик, заказывает ретранслятор, проплачивает деньги. Когда вы можете поставить изделие для интеграции в КА?

М.Л.: Сейчас сроки от выдачи задания и начала финансирования до поставки комплекта должны быть не более двух лет. Это не только ретрансляторы. Cейчас вообще по-другому работать нельзя, иначе — изделие устаревает морально и появляются трудности с элементной базой. Если взять отечественную элементную базу двадцатилетней давности — она выпускалась много лет, можно было планировать изделия на ее основе надолго вперед. А теперь, если мы в течение двух лет не выпустили изделие, то заложенная в конструкторскую документацию элементная база, не выпускается — появилось что-то другое. Значит, нужно изделие переделывать. Получается, что разработка неэффективна.

Особенность заключается в том, что нужно быстро ориентироваться на мировом рынке и работать с теми элементами, которые сегодня выпускаются, партию которых можно реально закупить сразу на несколько космических аппаратов. А следующее поколение — уже будет на другой элементной базе.

Т/С: Вы считаете, что сейчас мы имеем возможность интегрировать полезную нагрузку в России, но из иностранных комплектующих?

М.Л.: Не только из иностранных, но и из отечественных. Сегодня серьезные ограничения появляются то по одним элементам, то по другим. Ограничения, которые накладывает Госдепартамент США на экспорт космических технологий. При этом цена возрастает, как только они чувствуют большой интерес России или другого государства к таким разработкам. Один прибор, допустим, можно купить, а 10 штук уже будут стоить дороже. Закажешь 100 — могут провести закон и включить в запретный список. Я немного утрирую, но такая тенденция существует.

Т/С: Те ретрансляторы, которые вы разрабатываете сейчас, вы разрабатываете по герметичной схеме?

М.Л.: Нет, сейчас для эксплуатации не в гермоконтейнерах. Они сами по себе герметичные приборы, и этого достаточно.

Т/С: Какую схему внедрения отечественных ретрансляторов вы считаете правильной? Сейчас планируется следующее поколение "Экспрессов" на 2007-2010 годы. Как вы считаете — эффективно установить сначала один-два ретранслятора на аппарат, или какой-нибудь аппарат оборудовать целиком? Какой путь Вы посчитали бы с одной стороны наименее рискованным, а с другой стороны — позволяющий постепенно внедрить отечественный ретранслятор?

М.Л.: Мне кажется, надо смотреть конкретно — какой состав полезной нагрузки, какие требования. Сейчас проектируется несколько платформ, но никто еще не заказал для них конкретную конфигурацию ретрансляторов. Мы знаем только, какие там будут рабочие диапазоны: L-диапазон, С-диапазон, Ku-диапазон и Ка-диапазон в перспективе. По Ка-диапазону мы сейчас ведем НИР которая должна закончится составлением соответствующего макета.

Пока говорить по какому пути выгоднее развивать трудно. Еще не определено, что нужно для следующего поколения ретрансляторов. Именно в конкретном наборе. А задел у нас есть по всем диапазонам, которые могут где-то применяться.

Т/С: Как Вы оцениваете вероятность того, что к 2010 году будут 1-2 аппарата работать с отечественными ретрансляторами? Вы можете как-то оценить?

М.Л.: Я считаю это более, чем вероятно. Я считаю, что мы для этого и работаем. Думаю, что мы докажем и заинтересуем НПО ПМ и ГП КС — других сейчас реальных заказчиков отечественных аппаратов нет.

Т/С: Как вы считаете, могут ли российские разработчики создать конкуренцию, например, Alcatel на российском рынке?

М.Л.: Во-первых, во всех странах свою высокотехнологичную промышленность всегда поддерживают. Она без поддержки государства, только на коммерческом уровне, практически нигде не существует. Поэтому я считаю, что без государственной поддержки космическая отрасль будет неэффективной, она может просто сойти на нет. В первую очередь, должна быть заинтересованность у промышленности в целом и приборостроительной отрасли в частности в отечественном ретрансляторе.

Что касается возможности конкуренции, то мы проводили анализ по стоимости. Есть сравнительные таблицы, которые показывают, что наша продукция значительно дешевле, чем аналогичная продукция ведущих фирм.

Т/С: Я так понимаю, что вам сейчас, чтобы утвердиться на рынке, нужно доказать, что вы можете соблюдать сроки и создавать надежные изделия.

М.Л.: Совершенно верно. Главное, чтобы заказчик поверил, что мы можем. Современные требования такие: 10-15 лет активного существования на орбите. И обеспечить такой срок можно, прежде всего, методологически, потому что никто не проводит такие испытания: по 15 лет в космосе. Для этого нужно иметь стендовую базу, нужно иметь сертифицированные элементы, нужно иметь методику отработки и защитить ее в соответствующих организациях. Чтобы заказчик имел основание поверить, что эта аппаратура, которая разработана по таким-то стандартам, будет надежно работать, чтобы у заказчика были бы основания быть спокойными, что продукт соответствует мировому уровню, соответствует требованиям, которые они предъявляют.

Т/С: Как вы оцениваете возможность внедрения систем обработки сигнала на отечественных ретрансляторах?

М.Л.: Обработка сигнала используется давно, прежде всего, в оборонных системах. Как правило, это приводит не только к усложнению, но и к ограничению количества каналов, которые можно передать. Если мы имеем просто широкополосный ретранслятор, то конфигурация сети определяется способом его использования и парком наземных станций. В случае использования систем обработки сигнала — какую сеть десять лет назад заложили, такую через десять лет и будут эксплуатировать. Тем не менее, они находят на рынке свое место, они имеют большие преимущества по энергетике. Для ряда систем это выгодно. Обработку сигнала мы активно используем в новых вариантах системы Коспас.

Т/С: Ведете ли вы разработки по ретрансляторам для мобильной связи?

М.Л.: Мы предлагали свои разработки организациям, которые сегодня могли бы быть потенциальными заказчиками или операторами таких систем. Сейчас много проектов по коммерческой спутниковой мобильной связи. В основном мы вступаем в кооперацию с головными фирмами. Все наши головные фирмы по космическим аппаратам давали проекты в этой части. С большинством из них мы это делали совместно.

Я думаю, что какой-то прорыв в этой области должен произойти.

Т/С: В каких еще проектах участвует ваше предприятие?

М.Л.: Мы входим в кооперацию по Диалогу. Сейчас этот проект испытывает затруднения, но я думаю, что так или иначе он реализуется. Здесь для ГКНПЦ им. Хруничева и для нас важно вывести первый аппарат, созданный на основе универсальной платформы "Яхта". Это будет спутник дистанционного зондирования Земли "Монитор-М". Там установлена наша аппаратура управления, телеметрии, навигации и передачи информации. Наши совместные усилия сейчас направлены на осуществление этого запуска. Это будет отработка платформы, которая должна использоваться для Диалога.

Для спутников "Экспресс-АМ" мы поставляем систему радиоуправления. Радиолиния управления и наземная станция — это наша разработка. Аппаратура полностью совместима с наземным комплексом, который сегодня используется для управления старыми "Экспрессами" и "Горизонтами". Это идеология построения наших линий управления — преемственность. Но технически — это полностью новый комплекс, на новой элементной базе с другой пропускной способностью. На "Экспресс-АМ" используются несколько другие принципы управления. На "Галсах" и "Экспрессах" нет непрерывного телеметрического контроля, поэтому не нужно держать постоянно специальную антенну, направленную на аппарат. На "Горизонтах" и "Экспрессах" тоже стояла наша система, она обеспечивала вызов, если какие-то параметры нуждались в проверке или выходили за установленные пределы. В следующем поколении КА возобладала общемировая тенденция и принят способ управления, когда телеметрия непосредственно с каждого КА собирается непрерывно. На Западе такая система сложилась из-за того, что на каждый спутник ставилась своя станция, на которую и передавалась телеметрия для осуществления управления. Мне кажется, это исторически сложилось из-за того, что там раньше произошла коммерциализация, и тот, кто заказывал спутник строил себе полный комплекс. У нас централизовано развивался наземный комплекс управления Министерства обороны, который решал все задачи. Только в 1990-х годах начал развиваться гражданский наземный комплекс управления.



 
Теле-Спутник Август 2003
наверх
 



Уважаемые посетители!
В связи с полной реконструкцией Архива, возможны ситуации, когда текст будет выводиться не полностью или неправильно (отсутсвие статей в некоторых номерах это не ошибка). Если заметите какие-то ошибки, то, пожалуйста, сообщите нам о них. Для связи можете воспользоваться специальной формой:

Номер журнала: *
Страница: *
Дополнительные сведения: *
Желательно четко опишите замеченную проблему - это поможет быстрее ее решить.
Мы не отвечаем на вопросы! Их следует задавать на нашем форуме!
Антиспам: * Нажмите мышкой на синий квадрат:


Поля, помеченные звездочкой (*)
обязательны для заполнения





Новый сайт