8Встречи с интересными людьми

оглавление | в архив | следующая статья



Валентин Анпилогов: "Нужно менять нормативную базу"


Валентин Анпилогов Теле-Спутник - 3(89) Март 2003 г.


 Валентин Анпилогов

Московская компания "ВИСАТ-ТЕЛ" занимается развитием VSAT-сетей в России. Наиболее крупной из них стала сеть "Банкир", объединившая отделения и терминалы Центрального банка страны. Мы встретились с одним из ведущих специалистов компании, заместителем генерального директора, кандидатом технических наук Валентином Романовичем АНПИЛОГОВЫМ.

Т/С: Каково, на Ваш взгляд, состояние спутниковой связи в России?

Валентин Анпилогов: В ушедшем году на геостационарной орбите насчитывалось порядка 250-260 стационарных спутников. Россия здесь, к сожалению, занимает очень небольшой объем. В общем-то, это и понятно. В СССР серьезно не занимались спутниковой связью. Телевидением — да, поскольку это был вопрос политического престижа, нужно было нести идеологию в массы. А вот спутниковой связью — нет. Так что она нам и в наследство не досталась.

Т/С: Но ведь мы привыкли считать СССР космической державой, с кучей военных и других спутников.

В.А.: Было заблуждением считать, что у нас была "куча" военных спутников. Возьмем спутник "Радуга". Он был создан в середине 70-х годов, и до сих пор как-то существует. Но за период с 1975 по 1990 годы не было создано даже военных спутников, действительно отвечающих современным на тот период требованиям. И когда мы сами себя называем космической державой, в этом достаточно большая натяжка. Да, ракетоносители у нас были, поскольку этого требовала оборона. А то, что касается "мозговой" начинки, электроники, мы никогда не занимали передовых позиций. Дело в том, что СССР тогда воевал, условно говоря, со всем миром. И был вынужден разрабатывать и производить самостоятельно все. В том числе и электронные компоненты. Я участвовал в разработке спутника "Горизонт". Так вот, мы не имели права использовать при его создании зарубежных составляющих. Вплоть до измерительных приборов, которые собственно не являются прямой целевой функцией, они нужны только для проверки. С очень большим трудом мы получили даже не приборы, а только разрешение на их получение. Но, так или иначе, в СССР были построены спутники "Горизонт", "Молния" и "Экран" для телевизионных трансляций. Но, повторю, не для спутниковой связи.

Т/С: Огромная страна нуждалась в доставке сигнала на всю свою территорию.

В.А.: Да. Поэтому первый в мире телевизионный спутник был создан именно в России. И он работает до сих пор. Скоро его переведут в "запасники". В общем, наследство оказалось не очень богатым. Да и то, было настроено только на передачу телевизионного сигнала. По деньгам, конечно, космическому сегменту телевидение выгоднее. Ведь загружается сразу большая емкость, платятся большие деньги. Скачок произошел, когда появилась компрессия, когда в один ствол стало возможно "загнать" десяток цифровых потоков, телевизионных программ. Стоимость хорошего по спутниковым представлениям ствола составляет 3 млн долларов в год. Если на одну программу, это дорого. А если разделить на 10, то цена становится привлекательной. Я работал в таких институтах, как НИИ космического приборостроения, НИИ радио. И тот, и другой специализируются на радиотехнических системах для космических комплексов. Конечно, последние 10 лет сильно повлияли на структуру этих институтов, и сейчас, вроде бы, возрос к ним интерес, появились заказы на разработки. Но специалисты, которые могли уйти в коммерческие организации или вовсе уехать, уже уволились.

Т/С: Появилась проблема кадров?

В.А.: Конечно. Почему не приходят молодые специалисты? Во-первых, они интересуются, какая у них будет зарплата. Ну, зарплаты в последнее время чуть-чуть подняли. А еще есть возрастной фактор. Вчерашний выпускник вуза или техникума сидит рядом со специалистом, которому лет 60-70. Но ведь у них и психологическая несовместимость, и разница в подготовке. Молодой человек уже знаком с компьютером. А старый специалист привык работать по-своему. Нет связки времен. То есть выбито самое дееспособное поколение специалистов — 35-45-летних.

Т/С: Как это может отразиться на развитии отечественной промышленности в области телекоммуникаций?

В.А.: Как конкретно отразится, неизвестно. Но ясно, что не в лучшую сторону. Специалистов по каким-то направлениям уже нет вообще.

Т/С: Спутниковая связь востребована в обществе?

В.А.: В мире — да. Это одно из востребованных, приоритетных направлений в космических информационных технологиях. И, конечно, после нефти — один из самых доходных видов бизнеса. Во всяком случае, это та область, куда инвестируются серьезные средства. Но сильно подорвало, на мой взгляд, общее направление ориентация на низкоорбитальные спутники связи. Один из ведущих российских специалистов Сергей Владимирович Бородич еще в 1995-96 годах при обсуждении проекта низкоорбитальной связи доказывал, что создание систем связи на основе низкоорбитальных спутников — тупиковая ветвь развития. И, конечно, его за это критиковали.

Т/С: Это действительно тупиковый путь? Помнятся публикации, в которых излагались достоинства низкоорбитальных спутников.

В.А.: Эта рекламная кампания "съела" тех же, кто ее проводил.

Т/С: Разве низкоорбитальные спутники не решают локальные задачи?

В.А.: Что значит "локальные задачи"? Задачи города спутниковая связь и не должна решать. Что в городе может сделать низкоорбитальная спутниковая связь? Допустим, у вас есть мобильный спутниковый телефон. Что вы с ним можете сделать в городе? Вам необходимо выйти на открытое место. Зачем? Возьмите сотовый телефон и пользуйтесь им где угодно.

Т/С: А возможность отказаться от прокладки кабеля?

В.А.: Кабели уже проложены. И потом, при сотовой связи тоже ведь не надо прокладывать кабель. Если бы эта низкоорбитальная спутниковая связь предоставляла еще какие-то дополнительные услуги или качество было другое. Скажем, пропускная способность 128 кбит/с для передачи картинки хорошего качества. Тогда другое дело. Но в этом случае и деньги другие получаются, и по технике не стыкуется. Конечно, там, где нет никакой инфраструктуры, она решает "локальные" задачи. Но там и абонентов нет. Разве что пара-другая геологов в экспедиции. Но и так уже 5 млрд долларов на Iridium затрачено. Сейчас Iridium решает военные задачи армии США. Пентагон поддерживает работоспособность этой системы, затрачивая на нее примерно 36 млн долларов в год. Контракт пролонгирован до 2005 года. За счет этого государственные служащие США и оборонных ведомств в количестве 20 тыс. человек могут бесплатно из любой точки пользоваться спутниковыми телефонами. Но у американцев свои проблемы.

Т/С: А у нас?

В.А.: А у нас получается, что спутниковая связь "как бы" востребована. Нет ни одного человека, который сказал бы, что спутниковая связь России не нужна. Но ведь для того, чтобы она реально существовала, нужны деньги. А для этого ничего же не делается. Сейчас 3 новых спутника "Экспресс" работают в позициях 40° в.д., 80° в.д. и 11° з.д. Но даже самый "удобный" спутник в позиции 40° в.д. нацелен сейчас не на Россию. Если посмотреть на зоны покрытия, то увидим, что обслуживает он южные области. То есть заказчик у него там, а не здесь. В России не могут найти заказчика, приходится искать на стороне. Спрашивается, почему?

Т/С: Значит, не востребована?

В.А.: Все говорят, что спутниковая связь России нужна, что с ее просторами без спутниковой связи не обойтись. А на деле получается, что заплатить за спутниковую связь могут только такие сильные корпоративные организации, как, например, Центральный банк России. Он имеет самую большую в Европе сеть спутниковой связи — "Банкир". Сеть объединяет порядка 860 станций, работающих по схемам "Звезда", "Звезда в звезде", "Каждый с каждым". Она превосходит иные и по своей сложности. Но это "вопреки", а не "благодаря". Ведь дальше-то это не пошло. Получается, что только Центральному банку это надо. Такой сети в России больше нет, и пока не строится.

Т/С: Кому еще это могло бы понадобиться?

В.А.: Многим. Например, Министерству путей сообщения, РАО ЕЭС, структурообразующим компаниям, на которых держится государство. Но каких-то общих решений пока нет, — идет борьба сторонников прокладки кабеля и спутниковой связи.

Т/С: Есть ли конкуренция между способами связи — спутниковой, релейной, кабельной, эфирной?

В.А.: Ну, конечно же, она существует, хоть и не в явном виде.

Т/С: Можно ли сказать, что в таких-то условиях такому-то виду связи нет альтернативы?

В.А.: Ну, релейная связь вообще отживает последние годы. Многие, правда, пытаются утверждать, что она еще нужна по многим причинам. Она, возможно, действительно нужна. Но все-таки требует очень больших затрат.

Т/С: А создание спутника, запуск его на орбиту, содержание разве дешево?

В.А.: Но ведь спутник чем хорош? Он может "распушить" свою пропускную способность, чтобы довести сигнал до самого дальнего уголка, дать абоненту канал от 32 кбит/c и до 40-50 Мбит/c. А если в релейке сделана пропускная способность в несколько мегабит, то ведь нужно ее загрузить. Вот в чем беда и волоконно-оптических линий. У них пропускная способность может быть и в гигабиты, но кто им даст их? Нет контента для заполнения этих каналов связи. Начинаешь его собирать, и тут начинаются проблемы. Появляются посредники. Они объективно нужны. Но их появление влияет на добавленную стоимость конечного продукта. И когда магистраль доходит до абонента, цена, естественно, возрастает настолько, что становится малопривлекательной, и начинает проигрывать спутниковой связи.

Т/С: А в спутниковой связи, особенно с появлением компрессии, проблемы контента разве не существует?

В.А.: Я бы сказал, что в спутниковой связи проблема контента так остро не стоит. Здесь другие сложности. Например, нужны инвестиции, нужны новые законы, нормативная база. Россия осталась единственной страной в мире, где существуют такие правила по вводу в эксплуатацию наземных станций спутниковой связи, особенно VSAT, каких больше нигде нет. Последней была Турция. Но они уже сняли все барьеры, мешающие развитию. Осталась одна Россия в своем величии. Сейчас вся нормативная база основывается на представлениях 20-летней давности, когда существовала магистральная спутниковая связь, большие антенны. Тогда, действительно, необходимо было получить разрешение и того, и другого, и третьего органа, и пожарных, и санэпидемстанции, не говоря уже о военных.

Т/С: А теперь и сертификат на каждый винтик.

В.А.: Сертификат — это святое. Это целая коммерческая структура. Я пытаюсь разобраться, как это происходит за рубежом. Скажу, что там сертификация носит заявительный характер. Производитель "говорит": "Я делаю это хорошо". Он аккредитован в соответствующих международных организациях, ему поверили. Если эта компания обманула ожидания, все дружно выражают ей свое "фи", и на рынках цивилизованных стран этот производитель больше не появится. У нас по-другому, на какой-то странной основе. Наша сертификация никому ничего не дает, никому ничего не доказывает. Я даже не знаю, как это интерпретировать. Кажется, в Администрации Президента начинают кое-что понимать. Закон о техническом регулировании, который должен выйти в 2003 году, предусматривает, по моим данным, сертификацию добровольную. Но, с другой стороны, есть еще закон "О связи". В его старой редакции говорится, что сертификация и лицензирование не нужны, если строится корпоративная сеть. Она никуда не выходит, не предоставляет никаких услуг, никто, кроме корпорации, не может работать в этой сети. Так вот, лицензировать сеть было не нужно, а у нас это требовали. А по новой редакции закона "О связи", что бы ты ни делал, все подлежит сертификации, все подлежит лицензированию.

Т/С: Депутаты оказались "святее Папы Римского"?

В.А.: Скорее всего, они не разобрались в сути проблем, которые стоят в области связи. Все о какой-то универсальной услуге спорили, за которой непонятно что стоит. Одним из препятствий развитию спутниковой связи является разрешительная документация. Сейчас стоимость полного пакета для эксплуатации маленькой станции VSAT составляет минимум 3 тыс. долларов. Есть станции маленькие и недорогие, по 25-30 тыс. долларов, обеспечивающие телефонию. Есть уже принципиально новые спутниковые технологии, где оборудование стоит 1,5-2,5 тыс. долларов. И при этом необходимо заплатить за разрешения 3 тыс. Ну, какой нормальный человек будет делать в России инвестиции при таких условиях? В итоге, в России за 2002 год не создано ни одной большой спутниковой сети. Все говорили, что "Горизонты" плохие, вот, будут хорошие "Экспрессы-А", все станет по-другому. Появились "хорошие" "Экспрессы-А". Они эксплуатируются уже порядка двух лет. Но принципиального изменения не произошло. Скоро обещают запустить новый спутник "Ямал-200". Но база все еще не подготовлена. И будут эти спутники "болтаться" на орбите загруженными в лучшем случае лишь наполовину. Все это понимают, но изменить ничего не могут. В общем, Россия осталась последним оплотом бюрократизма в области спутниковой связи.

Т/С: Будем надеяться, что проблема разрешится не с помощью инопланетян.

В.А.: С помощью инопланетян она точно не разрешится.

Т/С: В чем особенность компании "ВИСАТ-ТЕЛ"?

В.А.: Мы занимаемся созданием VSAT сетей. Выступаем как компания, которая берет на себя функции от разработки проекта сети до, собственно, ее эксплуатации. А в промежутке — все работы, связанные с изготовлением самих станций, их поставками, монтажом, получением разрешений. Наша основная экологическая ниша — это станции "Стела", "Стела-М" российской разработки и производства. Если "Стела", которая была разработана в 1997 году и уже несколько устарела, имела высокий уровень отечественных разработок, то в "Стеле-М" больше зарубежных составляющих. Это и понятно. Ведь электронная промышленность в России уже не может поддерживаться в том объеме, как это было в СССР. Станции "Стела-М" позволяют делать несимметричные каналы, — поток трафика в сторону абонента идет большой, а от абонента маленький. Соответственно, нужно настроить станцию так, чтобы адаптировать ее к такому трафику. Тогда стоимость космического сегмента будет существенно меньше обычного дуплексного канала. Собственно, за счет несимметричности можно переиграть волоконно-оптическую связь, потому что она всегда симметрична. Можно, конечно, там попытаться делать асимметрию, но она будет искусственна для этой среды, вызывая дополнительные затраты. Станции "Стела" производятся в Ижевске. "Стела-М" изготавливаются в Химках. Сказать, что развернуто большое производство, нельзя.

Т/С: Как оно может быть большим, если такой товар — штучный?

В.А.: К сожалению. Тем не менее, "Стела-М" оказалась востребованной. Центральный банк России планирует модернизировать свою сеть. К тому же она постоянно расширяется. Сейчас разворачивается ряд новых станций "Стела-М" в Тульском регионе. В связи с этим расширено и производство. Есть и другие заказчики на эти станции, предоставляющие услуги телефонии, передачи данных, Интернета для удаленных абонентов.

Т/С: Тоже государственные организации?

В.А.: Министерство образования в середине прошлого года решило обеспечить "каждой сельской школе по "тарелке". И чем это закончилось? Ничем. Выделены были и потрачены очень маленькие деньги. Но и их жалко. Ведь принимаются решения лишь в силу представлений какого-то высокого чиновника о том, как и с кем надо работать. Этот порядок вещей настолько в России преобладает, что переходит и в техническую плоскость. "Тарелками" для спутникового Интернета надо было обеспечить порядка 10 тыс. школ. Начали считать, сколько это будет стоить. Оказалось, 0,5 доллара за 1 час пользования каналом. И это со скидками Связьинвеста.

Т/С: Из сельской школы еще дозвониться до провайдера нужно.

В.А.: И в Москве это непросто сделать, не говоря о сельской местности. Дальше, надо умножить эти 0,5 доллара на время, необходимое школьнику для работы в Интернете, хотя бы на 4 часа в день. Взять число дней в году, количество учащихся. Все это перемножить на число школ. Получится весьма значительная сумма, большая, чем Министерство образования выделило на всю программу. Плохо, что до сих пор принимаются решения, когда впереди идет не техническое, а совсем другое обоснование. Ну, ладно, это дела прошедшие.

Т/С: Почему сеть "Банкир" работает не через российский спутник?

В.А.: Сеть работает через спутник Intelsat. Это было вынужденное решение, поскольку, когда создавался проект, российских спутников, которые обеспечивали бы работоспособность VSAT сетей, физически не было. Спутник должен отвечать тем требованиям, которые сейчас предъявляются к космическому сегменту сети.

Т/С: "Экспрессы" не отвечают этим требованиям?

В.А.: Нет. Если у Intelsat-704 эквивалент излучаемой мощности 49,4, то у "Экспресса-А" по летным испытаниям — 46, а по ТУ — 44. Разница достаточно ощутимая. Кроме того, линейность самого ствола у Intelsat 3,5 дБ, а у "Экспресса-А" по нормативным документам 6 дБ, а по летным испытаниям 4,5. Вся эта разница накапливается. Вот когда запустят "Экспресс-АМ", сеть "Банкир" будет переводиться на российский спутник. Уже есть на этот счет предварительные договоренности.

Т/С: Все-таки есть такой проект?

В.А.: Сеть "Банкир" обеспечивает безопасность России. Но есть еще одна проблема. Как ни странно, стоимость аренды ресурса на спутнике Intelsat существенно ниже, чем на "Экспрессе-А".

Т/С: Он настолько востребован?

В.А.: Причины просто формальны. Тарифы время от времени должны пересматриваться. А они государственные, в ведении Министерства связи. Это не коммерческая организация, и не способна в одночасье изменить тарифы. Для этого нужно предпринять определенные усилия по организации движения… бумаг по коридорам ведомства. Хотя уже приходит понимание и в недра Министерства, что цены, которые они называют, нормальными назвать нельзя. Особенно для сетей VSAT. Для телевидения продают сразу большую емкость, например, целый ствол. И цена там одна. А сетям VSAT требуются каналы маленькой емкости. И если называемую цену на отдельный маленький канал перенести эквивалентно на ствол, то она будет в два-три раза больше, чем на Intelsat. Министерство должно пересмотреть свои представления о жизни. Ведь спутниковая группировка значительно выросла с тех пор, как были установлены эти цены. Возросла и конкуренция. А Intelsat к тому же обеспечивает 100-процентную гарантию от всяких событий, какие могут произойти, — отказ спутника, например. Связь и в этом случае будет, ведь группировка стабильно пополняется, спутники постоянно проходят мониторинг на предвестие отказов, тасуются по орбите. В этом смысле у всей российской группировки спутников есть определенный недостаток. Проблема еще в том, что "Экспресс-АМ" делается под частотный план Eutelsat, а ведь Банк России сейчас работает через Intelsat. То есть надо будет менять и его. Кроме простого перевода "тарелок" со спутника на спутник, потребуется перенастроить каждую станцию под частоты, на которых они раньше не работали. Это возможно, но мало ли какие возникнут нюансы.

Т/С: В чем особенность производимого Вашей компанией оборудования, чем отличается оно от зарубежных аналогов?

В.А.: Пока нельзя сказать, что это оборудование "впереди планеты всей". Работа только началась. На сегодняшний день станция может работать с закрепленными несимметричными каналами. Следующим этапом, буквально в середине года, станет появление у них функций предоставления каналов по требованию, обеспечения телефонной связи "Каждый с каждым". Но главное не в самих станциях, а в программном обеспечении, которое и делает сеть сетью, управляет всеми станциями, соединениями. Оно написано нашими программистами и перестало быть для нас "черным ящиком". Потому что при покупке любой зарубежной технологии, продадут и центральную станцию, и абонентские станции, но программное обеспечение, которое отвечает за сеть, для покупателя закрыто. Если хочешь получить его в открытом виде, необходимо заплатить совсем другие деньги. В то же время разобраться в чужой программе бывает значительно сложнее, чем написать свою. Поэтому станции "Стела" — единственные разработки VSAT, которые можно отнести к категории отечественных.

Т/С: А как решается вопрос с комплектующими, электронной базой?

В.А.: Если мы закупаем комплектующие, то делаем это небольшими партиями. А значит, и цена выше. Зарубежные компании производят в год под сотню тысяч единиц продукции. Значит, комплектующие они закупают по другим ценам. Поэтому конкурировать с ними мы не можем.

Т/С: А расширить рынки сбыта своей продукции, выйти на Запад, Африку, Азию?

В.А.: Все рынки уже поделены. Там свои устоявшиеся правила игры, свои поставщики, связи. Просто сказать, что у нас самые хорошие станции, нет оснований. Ценой конкурировать мы тоже не можем, — "Стела" не дешевле аналогов. В общем, нет той "изюминки", которая позволила бы нам внедряться на зарубежные рынки. Правда, мы пытаемся это делать. Не знаю, чем закончится, но процесс пошел. Здесь нужно отдать должное Центральному банку России, который поддерживает нас, его можно назвать главным генератором развития в стране VSAT технологий.

Беседовал Роман МАГРАДЗЕ.



 
Теле-Спутник Март 2003
наверх
 



Уважаемые посетители!
В связи с полной реконструкцией Архива, возможны ситуации, когда текст будет выводиться не полностью или неправильно (отсутсвие статей в некоторых номерах это не ошибка). Если заметите какие-то ошибки, то, пожалуйста, сообщите нам о них. Для связи можете воспользоваться специальной формой:

Номер журнала: *
Страница: *
Дополнительные сведения: *
Желательно четко опишите замеченную проблему - это поможет быстрее ее решить.
Мы не отвечаем на вопросы! Их следует задавать на нашем форуме!
Антиспам: * Нажмите мышкой на синий квадрат:


Поля, помеченные звездочкой (*)
обязательны для заполнения





Новый сайт