12Встречи с интересными людьми

предыдущая статья | оглавление | в архив | следующая статья



Сергей Дмитриев: "Абонента надо воспитывать"


Сергей Дмитриев Теле-Спутник - 12(86) Декабрь 2002 г.


Сергей Дмитриев

"Страшилки" в виде книг и статей, доказывающих невозможность и бесперспективность промышленного производства в России, опровергаются самой жизнью. Во всяком случае, в области наукоемкого и высокотехнологичного производства телекоммуникационного оборудования. Российские компании насыщают отечественный рынок своей продукцией и успешно конкурируют с импортом. Сегодня мы беседуем с генеральным директором ОАО "Волоконно-оптическая техника", вице-президентом АКТР, доктором технических наук, академиком МАС и МАИ Сергеем Александровичем ДМИТРИЕВЫМ.

Т/С: С чего начиналась "Волоконно-оптическая техника"?

Сергей Дмитриев: День рождения фирмы — 11 июля 1990 г. Это дата первого собрания учредителей ассоциации с тем же названием — "Волоконно-оптическая техника". В соответствии с российским законодательством, в 1992 г. мы перерегистрировались в открытое акционерное общество. У истоков компании стоят люди, которые к тому моменту уже более 12 лет занимались волоконной оптикой.

Т/С: Где?

С.Д.: В "оборонке". Мы собрали своих друзей из предприятий оборонного комплекса и учредили ассоциацию. В то время было как? Перекраивались главки, предприятия. А у нас собрались частные лица, правда, не имевшие на тот момент ни денег, ни нормального офисного помещения, ничего, кроме собственного интеллекта, знаний и желания работать. Все создавалось на голой инициативе. И мы начали работы. Были выполнены первые проекты по строительству волоконно-оптических линий связи на заказ (т.е. за деньги заказчика).

Т/С: Что было вначале?

С.Д.: Мы построили целый ряд ВОЛС для систем кабельного телевидения. Это Москва, Владикавказ, Джамбул, Волжский. Выпускали сборники и обзоры состояния волоконных линий, каталоги по оптической элементной базе. С 1995 г. стали заниматься производством.

Как известно, после ввода в здание оптического кабеля, все дальнейшие кроссировки осуществляются при помощи оптических соединительных шнуров. Именно с них мы и начали развитие производственных мощностей. На сегодняшний день объем годового выпуска составляет более 100 000 шнуров. Выпускаем мы и оптическое кроссовое оборудование, и в производстве этой продукции мы одни из лидеров российского рынка, как по общему объему производства, так и по широте номенклатуры. Разработаны уникальные образцы оптических ремонтных вставок. Ассортимент оборудования собственного производства дополняется оптическими разветвителями и аттенюаторами.

В целом наша компания сосредотачивает свои усилия в четырех основных направлениях. О производстве я уже сказал. Второе направление — строительство волоконно-оптических линий связи силами собственных монтажных бригад. Третье — оснащение строительства и экс-плуатации ВОЛС всеми необходимыми приборами и материалами — от самых простых комплектующих до сложнейшей аппаратуры.

Четвертое направление — проектирование и строительство гибридных волоконно-коаксиальных сетей КТВ. Это наше новое старое направление. Как я уже отмечал, наша компания начала свою деятельность со строительство ВОЛС для нужд КТВ. На данный момент мы предлагаем потребителю современную высокоскоростную широкополосную систему КТВ, способную нести в себе широчайший набор дополнительных интерактивных услуг: доступ в Интернет, телефонию, мониторинг городского хозяйства, пожарно-охранную сигнализацию и т.д.

В данный момент ОАО "Волоконно-оптическая техника" ведет строительство подобной системы в подмосковном Одинцово — уже подключено 15 тыс. абонентов из потенциальных 43-х тыс.

Интересные проекты по системам КТВ реализованы в Норильске, Саранске и Новгороде. Активно участвуем в московском проекте "Последняя миля". В этом году планируем разработать проектную документацию на 80 тыс. абонентов.

Т/С: Как Вы сосуществуете с конкурентами?

С.Д.: Мы ощущаем конкуренцию только по одному виду продукции, — производители из Юго-Восточной Азии завалили страну дешевыми оптическими шнурами, и качество у них под стать цене. Но наша компания может достаточно уверенно конкурировать с подобными поставщиками. Во-первых, ОАО "Волоконно-оптическая техника" за 12 лет работы на российском телекоммуникационном рынке заработало себе, что называется, доброе имя — мы никогда не даем ложных обещаний, стараемся соблюдать жесткие сроки поставки. Вторая и главная причина — качество нашей продукции. Мы сейчас меняем партнеров по элементной базе с Тайваня на Швейцарию. Это будет та же цена, но зато гарантированно высокое качество.

Т/С: Сталкиваетесь ли Вы с проблемой комплектующих?

С.Д.: Поставщиков у нас несколько. Если кто-то пытается провалить поставку, мы всегда можем взять у альтернативного производителя. Есть у нас поставщики и из Белоруссии, и из Подмосковья. Та же ситуация и по оптической элементной базе. Есть несколько надежных партнеров, все это серьезные компании, но мы, тем не менее, не хотим ни от кого зависеть.

Т/С: В чем сейчас потребность рынка, куда он движется? Как изменились потребности с 1992 г.?

С.Д.: Я могу высказать только свое частное мнение. Потребность в коммутационной технике не удовлетворена. Сегодня более 10 млн потенциальных телефонных абонентов стоят в очереди. А объемы коммутационной техники, производимой российскими компаниями, таковы, что на удовлетворение этой потребности уйдет еще 5-8 лет. При этом услуги только местной телефонной связи очень низкорентабельны, срок окупаемости вложенных средств может достигать 10 лет. Выход в предоставлении абоненту комплекса услуг. А это возможно только на базе гибридной волоконно-коаксиальной широкополосной сети. На основе оптики реализуются высокоскоростные транспортные кольца, а к абоненту в квартиру приходит коаксиальный кабель с возможностью передать полосу 862 МГц. Таким образом, в квартиру приходит широкополосная сеть, которая может предоставлять услуги телевидения, телефонии, Интернета, пожарной охраны, сигнализации и многого другого. И вот когда сеть сможет предоставлять широкий спектр услуг, сроки окупаемости существенно сократятся.

Т/С: Не устареют ли наши представления о цифровом вещании за время перехода к нему?

С.Д.: Прогресс остановить нельзя. Поэтому новые виды связи будут, конечно, появляться. Но есть вещи реальные, а есть немного надуманные. Каковы основные причины мирового кризиса в телекоммуникации? Их несколько. Первая — понастроили магистральных труб с огромной пропускной способностью. По ним "протащить" можно любое количество информации. А клиент не готов. Что он в квартире или офисе потребляет? Телефон, компьютер. А где широкополосные услуги, которые сразу дадут трафик? То есть возможности магистрали намного больше, чем собирается реальной информации с мест. Вторая причина. Операторы заплатили очень большие деньги за лицензии 3G, а сети не развиваются. Но, по прогнозам, через полтора-два года ажиотаж закончится. Ситуация в России же пока еще очень далека от Запада по наличию таких высокоскоростных магистральных линий. У меня есть карта 1985 г., где показаны волоконные магистрали в США. Между городами по пять-шесть альтернативных линий разных операторов. У нас же между Москвой и Питером всего четыре — это почти единственный пример высокой конкуренции. А чем дальше от Москвы, тем хуже. Поэтому говорить, что у нас избыток средств связи, нельзя. Интернет в Москве и Питере развит, а дальше — очень мало. Россия еще долго будет идти до того возможного кризиса, который сейчас переживает Запад. Но мы быстрее проходим все этапы, и у нас есть возможность не повторять их ошибок. Гибридные волоконно-коаксиальные сети за рубежом развиваются. Там настаивают на том, что в дом нужно вести волокно. Но у нас разные принципы построения сетей. У них — одноэтажная Америка. А у нас — многоэтажки. У нас эффективнее и дешевле разводить последние 100-200 м коаксиалом. Его пропускная способность 1 ГГц. Это на долгие годы обеспечит возможность развития. Мы можем сегодня передавать до 100 аналоговых телевизионных программ. Появятся цифровые, — дойдем до 400. Сегодня уже стоит вопрос контента, содержания. Нет столько информации, которой можно забить существующие сети. А чем эта сеть интересна? Она прозрачна. Мы ее построили один раз. А дальше, накладывайте на нее другие — охранные, локальные. Она допускает "издевательства" над собой. Но абонент пока не готов. Абонент не знает, что передавать, что получать. Все говорят про интерактивность. Вот мой любимый пример. Сколько у мобильного телефона возможностей? А что мы используем?

Т/С: Голосовую связь, SMS.

С.Д.: А здесь есть возможность голосового набора. Я его не использую. Есть различные справочные службы. Единственное, что я использую — будильник и поговорить. Все. Абонента надо воспитывать.

Т/С: Его воспитывать надо, предлагая услуги или просто информационно?

С.Д.: Я считаю, что надо предлагать услуги. Есть же описание возможностей мобильника? Я его бросил, оно и лежит. Вот когда есть в доме практическая сеть, начинаешь ею пользоваться волей-неволей. Например, запросить интересную передачу, которую ты пропустил. "Видео по запросу" возможно — но не развито. На Западе это происходит тоже не одномоментно: построили сеть, и все сразу подключились. Так не бывает. Но у нас еще и менталитет — мы привыкли, что телевидение бесплатное.

Т/С: Но большинство операторов по-прежнему ожидают спроса.

С.Д.: Кто первым начнет предлагать контент, тот и получит больше абонентов. Владелец сети рано или поздно сам вынужден будет создавать контент. Кроме того, что это выгодно, это еще и само по себе интересно. Его сеть будет более привлекательной и эффективной.

Т/С: А как сейчас обстоят дела?

С.Д.: Сетей таких очень немного. Объявили программу в Санкт-Петербурге — "Электронный Санкт-Петербург". В Москве есть программа "Последняя миля". Ну, и в немногих городах — в Волжске, например, сейчас строится в Одинцово. Как, кстати, оказалось, такого комплексного решения, какое мы применили в Одинцово, не было нигде. Были точки в Москве, Питере. А чтобы в масштабах города реализовать такой проект, аналога не было.

Т/С: Говорят, что развитие кабельных сетей в городах спонсируется мэриями в политических интересах. В результате, они же и оберегают свои "детища" от конкурентов.

С.Д.: Ошибаются те главы администраций, которые хотят все под себя подмять. Это неверный подход. С другой стороны, работать в городе без поддержки мэра очень сложно.

Т/С: К тому же кабель проложить надо в колодец.

С.Д.: А это уже не власть городская. Это — телефонная власть в России. Я приведу пример. Заказчик в Одинцово муниципальный. Во время строительства местные телефонисты попросились в нашу сеть. Но мы-то за деньги администрации строим, на принятие таких решений у нас нет полномочий. Реакция последовала незамедлительно — нас не пустили в канализацию. Мы справились с этой проблемой, пустили кабель почти по всему городу "по воздуху". Или еще пример, студия КТВ находится в помещении АТС. Крупный антенный пост на девять антенн мы хотели поставить на крышу этого же здания. Но предложенный нам размер арендной платы вынудил перенести пост на крышу соседнего знания. Но я — сторонник бесконфликтного решения проблем. Построили сеть. Ну, дай работать и телефонистам. Договорись по оплате. Все равно, чтобы предоставлять услуги телефонии, нужно покупать оборудование АТС, модемы. Это достаточно большие затраты. В то же время, пусти в свою сеть трафик телефонистов и бери с них арендную плату. Или договорись, чтобы они разрешили прокладку кабеля по их канализации, а ты какую-то часть трафика своей сети выделишь под телефонию. То есть предметов для договора много. Такие же отношения могут быть и с Интернет-провайдерами. Сеть позволяет. У нее может быть один хозяин, но много тех, кто на этой сети оперирует, работает. В том числе и телестудии. Я не вижу здесь жесткого противоречия интересов. Все вопросы могут быть решены. В одном из городов России мы сейчас собираемся строить свою сеть и придерживаться той идеологии, о которой я рассказал.

Т/С: В Москве?

С.Д.: Москва — это слишком сложный объект. Здесь столько всяких течений "подводных", "подледных". И потом, начинать что-то строить в Москве надо с очень серьезными финансовыми возможностями. Проект "Последняя миля" стоит порядка $600 млн.

Т/С: Откуда такая сумма? Она обоснованна или это "московские понты"?

С.Д.: Нет, это абсолютно реальная цифра. Сеть огромная — 3 млн абонентов. Есть условные цены, сколько "стоит" один абонент. В регионах — это $60-70, в Москве — $100. Столица платежеспособна. Она готова потребить дополнительные услуги.

Т/С: Каким будет телевидение в ближайшем будущем?

С.Д.: Цифровым. Появится больше контента.

Т/С: Какие причины побудили Вас участвовать в выставке "Инфоком"? В чем ее отличительная особенность?

С.Д.: Это выставка "Связьинвеста". Мы сознательно сюда пришли, потому что, мне кажется, "Связьинвест" повернулся лицом к широкополосному доступу.

Т/С: Что Вы называете "широкополосным доступом"?

С.Д.: "Традиционные" связисты широкополосным доступом называют все, что больше 64 кбит/с. А, на мой взгляд, это те самые 862 МГц, там, где телевидение, Интернет и все на свете. Именно это позволяет предоставлять абоненту комплексную телекоммуникационную услугу.

Беседовал Роман МАГРАДЗЕ.
Фото Максима МИРОШНИКОВА.



 
Теле-Спутник Декабрь 2002
наверх
 



Уважаемые посетители!
В связи с полной реконструкцией Архива, возможны ситуации, когда текст будет выводиться не полностью или неправильно (отсутсвие статей в некоторых номерах это не ошибка). Если заметите какие-то ошибки, то, пожалуйста, сообщите нам о них. Для связи можете воспользоваться специальной формой:

Номер журнала: *
Страница: *
Дополнительные сведения: *
Желательно четко опишите замеченную проблему - это поможет быстрее ее решить.
Мы не отвечаем на вопросы! Их следует задавать на нашем форуме!
Антиспам: * Нажмите мышкой на синий квадрат:


Поля, помеченные звездочкой (*)
обязательны для заполнения





Новый сайт