26Арена ИСЗ

предыдущая статья | оглавление | в архив | следующая статья



Перспективы развития орбитальной группировки ОАО Газком


В. Колюбакин Теле-Спутник - 10(84) Октябрь 2002 г.


(Беседа с генеральным директором ОАО "Газком" Н.Н. Севастьяновым и первым заместителем генерального директора ОАО "Газком" А.В. Шестаковым)

Российская индустрия спутниковых коммуникаций сейчас находится в промежуточной стадии: запущены и эксплуатируются новые спутники, идет разработка спутников следующего поколения. Спутник — только часть системы, он не может работать в отрыве от земных сетей, от требований рынка. С другой стороны, конструкция и характеристики спутника часто определяют облик сетей, развитие коммуникаций и состояние рынка. В такой непростой ситуации очень сложно определить и облик спутника, сформировать требования к полезной нагрузке. Тем более что рынок спутниковых коммуникаций меняет свои приоритеты очень и очень быстро.

АО "Газком" — разработчик и оператор спутника "Ямал100", запущенного в сентябре 1999 г. Сейчас идет производство двух спутников "Ямал-200", запуск которых намечен на следующий год. О том, как формировалась программа, как видится дальнейшее развитие российского коммуникационного рынка, получат ли серьезное развитие новые, можно сказать, модные виды спутникового сервиса — на эту тему состоялась беседа корреспондента "Теле-Спутника" и руководства компании.

Т/С: В какой момент вы начали формировать ПН и конструкцию КА "Ямал-200", из каких соображений вы исходили?

Генеральный директор ОАО "Газком"
Н.Н. Севастьянов

Н.Н. Севастьянов: В 1997 г. платформа "Ямал-100" приобрела реальные очертания, мы поняли, что разработка идет успешно, и начали программу "Ямал-200". В тот момент российская орбитальная группировка была в тяжелейшем состоянии, и перспективы практически не просматривались. К этому времени западные компании сделали большой прорыв в технологии: в области конструкции бортовых систем и в разработке ретрансляторов. Так как госзаказа не было и все можно было построить только на инвестиции, то встала прямая задача: сделать такие спутники, которые окупали бы вложения. Разрабатывая платформу "Ямал", используя новые технологии, мы стремились сделать спутники коммерчески выгодными.

Во время разработки "Ямалов-200" мы подали заявку на включение их в действующую тогда государственную космическую программу. Нами были пройдены все требуемые процедуры: Научно-технический совет РКА (Российское Космическое Агентство, сейчас Росавиакосмос — Российское Авиационно-Космическое Агентство. — прим. Т/С), защиту на ГКЭС (Государственная Комиссия по электросвязи). Позже, когда принималась государственная программа, правительство постановило провести конкурс на поставку спутников для российской орбитальной группировки. Мы в этом конкурсе приняли участие, как и ряд других компаний. Всего было семь участников. Принимали участие и зарубежные компании в составе совместных с российскими предприятий. В результате победителями конкурса стали два проекта: наш "Ямал-200" (РКК "Энергия" — "Газком") и "Тройка" (НПО ПМ — "Алкатель" — ГП КС).

Требования к спутнику мы начали формировать во время работы по этой программе. Тогда мы исходили из технического задания, выданного ГП КС. Позднее произошли изменения — ГП КС остановило свой выбор только на НПО ПМ, и мы, как компания-оператор, сами разработали ТЗ на "Ямал-200".

Т/С: Что на ваш взгляд явилось причиной того, что результаты конкурса не были реализованы до настоящего момента?

А.В. Шестаков: Подведение итогов конкурса проводилось в апреле-мае 1998 г. Контракт мы подписали перед майскими праздниками, а потом наступило 17 августа. В течение двух лет после этого кризиса, во-первых, многие банки перестали существовать. В том числе и те, которые предполагались в качестве инвесторов проекта. Иностранные инвесторы два года на Россию и не смотрели. Инвестиции пошли только в прошлом году. Всех подкосил дефолт. И если посмотреть со стороны (четыре года прошло), то причина того, что проект не был реализован — это дефолт в августе 1998 г., который колоссально напугал инвесторов.

Н.Н. Севастьянов: Тем не менее, мы свой проект не бросили. Мы завершаем изготовление двух спутников "Ямал-200", работа идет, у нас полностью организовано финансирование, нет никаких долгов.

Первый заместитель генерального директора
ОАО "Газком" А.В. Шестаков

Т/С: В чем был для вас смысл включения "Ямал-200" в государственную программу, если бюджетных средств на нее не отпускалось, и вы все равно должны были искать инвестиции?

Н.Н. Севастьянов: Во-первых, все, что сегодня в России запускается в космос, должно быть включено в Федеральную космическую программу. Это был главный вопрос, чтобы нам дали возможность запускать в космос спутники.

Во-вторых, мы получали допуск в российские орбитальные позиции.

Формируя облик "Ямал-200", мы развивали принципы, заложенные в "Ямал-100". На спутнике "Ямал-100" впервые в отечественной практике реализованы три разработки, которые дают большие преимущества операторам. Первое — это негерметичные отсеки, что значительно улучшает массово-энергетические характеристики спутника. Второе — контурные антенны, которые позволяют сделать сигнал одинаковой энергетики по всей зоне покрытия. Третье: мы, как разработчики ретрансляторов, реализовали использование линеаризованных усилителей для транспондеров. В результате значительно понизилась себестоимость услуг для наземных операторов. С другой стороны, применение этих разработок позволило значительно расширить сервис.

Мы разработали бизнес-план, где оценили рынок. В 90° в.д. мы запускаем "Ямал-200" для обслуживания рынка России и СНГ. Спутник становится в ту же точку, что и "Ямал-100", позволяя существующим клиентам увеличить пропускную способность, не строя новых сетей. Они смогут использовать группировку как один спутник. Вторая задача: мы хотим впервые в отечественной практике ввести принцип кластерного резервирования в одной орбитальной позиции. Это особенно важно сегодня в условиях России, где спутниковую связь используют технологические системы. Для них очень важен вопрос надежности.

Т/С: Во время эксплуатации "Ямал-100" вы почувствовали возрастание потребности в транспондерной емкости? Как вы оцениваете потребность российского рынка спутниковой связи?

Н.Н. Севастьянов: "Ямал-100" мы практически загрузили. Поэтому мы очень четко работаем по "Ямал-200", который должен вовремя прийти в орбитальную позицию, чтобы подхватить эстафету по дальнейшей загрузке.

Сейчас идет дискуссия на тему: какой объем спутниковых телекоммуникаций потребуется в России? Есть точка зрения, что нет платежеспособности, нет и потребности. Давайте посмотрим на ситуацию со стороны. США сегодня обслуживают почти 1500 транспондеров, Европу — почти 900, Японию — 440, Бразилию — 250, а Россию — 110. Это говорит о том, что только в Японии с ее небольшой территорией и количеством жителей меньшим, чем в России, через космос транслируются информационные потоки в четыре раза большие, чем в России. С другой стороны, мы видим, что наша страна активно интегрируется в мировую экономику. Абсолютно очевидно, что это повлечет за собой всплеск информатизации. И мы видим сегодня, как регионы, не ожидая, когда их обеспечат из центра, начинают самостоятельно решать вопросы информатизации. Сегодня именно регионы стали первыми потребителями на рынке спутниковой связи.

Возвращаясь к дискуссии: говорят, что в ближайшие пять лет будет востребовано только 170 транспондеров. Но это в том случае, если мы будем смотреть только на потребности традиционных операторов. Как правило, забывают новые возможности: Интернет, местное телевидение, местных операторов связи. Я думаю, что через пять лет потребность в транспондерах будет не меньше, чем в Японии. Это закон выравнивания информационных потоков. Конечно, мы должны дать подходящую по стоимости продукцию, которая будет доступна местным бюджетам. Это как сотовая связь: пять лет назад мы говорили, что она доступна только VIP-клиентам, а сегодня мобильные телефоны покупают детям, родителям на дачу и т.п. Почему? По стоимости сотовая связь стала доступна нашим бюджетам.

То же самое и в спутниковой связи. Внедрение новых технологий позволяет значительно сократить затраты наземных операторов для создания сетей и удешевляет аренду частотного ресурса. Для аналогового канала нужно арендовать целый транспондер, мы можем передавать 6 каналов — раздельных несущих, 7 — в пакетном режиме в одном транспондере. Но это можно реализовать только в линеаризованном транспондере. А если нет контурной антенны, не каждый оператор может пользоваться этим транспондером на периферии.

Сейчас через "Ямал-100" вещают 25 телеканалов, и около половины из них — региональные. Вещание региональных телеканалов мы развернули фактически в 2001 г. Регионы объявляли конкурсы, мы участвовали на равных с другими, и в ряде случаев были выбраны наши проекты, как на наземные системы, так и на спутниковый ресурс. Мы развернули, построили, сдали в штатную эксплуатацию региональные сети в Тюменской, Свердловской, Ростовской областях, Республике Коми, Хабаровском крае, Тверской области.

Начали срабатывать те преимущества, которые нам дает использование новых технологий. Все, что мы заложили в полезную нагрузку: контурные антенны и линеаризованные транспондеры. Если сегодня у других спутников эллиптические антенны, там в точке прицеливания антенны энергетика высокая, а потом быстрый спад. О чем это говорит? О том, что в точке прицеливания можно использовать маленькие антенны, а дальше нужны крупные антенны. Все это ведет к увеличению стоимости наземного оборудования. А мы, таким образом, решили для региональных операторов проблему оборудования — теперь они все могут использовать более дешевое оборудование.

"Ямал-200" в сборочном цеху

А.В. Шестаков: Мы получили подтверждение всех прогнозов, связанных с применением контурной антенны. Мы создаем одинаковые условия операторам, которые работают на Дальнем Востоке, в Магадане, на Сахалине, в Калининграде. Также подтвердилась правильность использования линеаризованных усилителей. Их применение повышает уровень сигнала и позволяет делать не очень большую разницу между режимом насыщения и многосигнальным режимом.

Т/С: В какой стадии сейчас реализация проекта "Ямал-200"?

Н.Н. Севастьянов: Программа "Ямал-200" предусматривает запуск четырех спутников. Два, которые сейчас находятся в производстве, запланированы на запуск в первой половине 2003 г. Еще два мы начинаем создавать в следующем году, планируя запуск на 2005 г. Эти спутники сейчас находятся в стадии системного проектирования.

Т/С: Что вы изменили в конструкции "Ямал-200" по результатам эксплуатации "Ямал-100"?

Н.Н. Севастьянов: В "Ямал-200" мы развиваем концепцию, принятую при создании "Ямал-100". Один из спутников будет оборудован 30 транспондерами, другой — 36 (в пересчете на транспондеры с полосой 36 МГц). То есть пропускная способность возрастает в первом случае в 3 раза, во втором — в 3,6 по сравнению с "Ямал-100".

Когда мы стали совершенствовать платформу, мы повысили мощность, выделяемую на ПН, с 1300 Вт на "Ямал-100" до 2 кВт на "Ямал-200". Кроме того, мы решили одну интересную задачу. Учитывая, что идеология "транспондер–оператор" сменилась на "полоса–оператор", мы себя спросили: "А зачем мы вообще говорим о транспондерах, как о продукте, продаваемом клиенту? Мы продаем полосу, зачем нам говорить о транспондере? Давайте думать о том, как максимально расширить суммарную полосу спутника". И мы принимаем решение: сегодня максимально доступная полоса — 72 МГц. Мы увеличили полосу транспондера до 72 МГц, а с точки зрения оборудования осталось то же самое. Суммарная полоса выросла в три раза, а весовые характеристики не возросли.

Т/С: Кто разрабатывает полезную нагрузку для "Ямалов"?

Н.Н. Севастьянов: "Газком". Вообще-то у нас собралось 5 научно-технических школ: НПО "Энергия", НПО ПМ, МНИИРС, ЦНИИМАШ, военные институты (НИИ-4, НИИ-16). Ретрансляторы мы делаем на базе МНИИРСовской школы. Сегодня все решения, которые мы принимаем по спутникам и системам в целом, — это результат соединения всех этих школ.

Т/С: Что на ваш взгляд тормозит перевод российского федерального телевещания на цифровой формат?

Чистая комната. Входной контроль комплектующих элементов

А.В. Шестаков: В России принят стандарт СЕКАМ. СЕКАМ распространен в мире не так широко, как ПАЛ, и сегодня нет относительно недорогого приемного оборудования. Поэтому одна из проблем — отсутствие российского недорогого приемного оборудования, работающего в стандарте СЕКАМ.

Т/С: Как вы оцениваете перспективы упрощения процедур оформления VSAT-станций?

А.В. Шестаков: По нашему мнению, это вполне реально. На настоящий момент НИИ Радио организует научно-исследовательскую работу по проведению комплексного анализа по электромагнитной совместимости VSAT и других средств на всей территории Российской Федерации. Мы подали заявку, что будем созаказчиками этой работы.

Н.Н. Севастьянов: Например, в Германии нужен один день, чтобы зарегистрировать станцию. У нас еще три года назад — 18 месяцев, сейчас сократили до 3-6 месяцев. Мы говорим, что вообще можно работать по уведомлению. Конечно, требуется выделить специальные диапазоны, в С-диапазоне это сложнее сделать, в нем работают РРЛ (радиорелейные линии. — прим. Т/С), а в Ku-диапазоне это сделать несколько проще.

А.В. Шестаков: Надо сказать, на коллегии Минсвязи в этом году было четко отмечено, что длительные процедуры получения разрешений — главный тормоз на пути развития VSAT. Минсвязи приняты необходимые решения, и работа по гармонизации процедур, как я сказал выше, уже ведется.

Т/С: Сможет ли "Ямал-200" обеспечивать системы непосредственного спутникового телевещания?

Н.Н. Севастьянов: "Ямал-200" будет обеспечивать 49 дБВт по всей зоне покрытия. Мы можем уменьшить полосу с увеличением мощности, то есть обеспечить транспондер 36 МГц с сигналом 49 дБВт по всей зоне.

А.В. Шестаков: С такой мощностью можно делать непосредственное телевидение. Но, с другой стороны, непосредственное телевидение у нас пока развивается не очень быстро. Если появится такой заказчик — мы сделаем.

Для регионального телевидения мы будем предлагать антенны 1,2-1,8 м при достаточно разумных ценах на спутниковый ресурс. Во всем мире стволы DBS стоят в 2-2,5 раза дороже, чем FSS.

Т/С: То есть вы стараетесь найти некий компромисс?

Н.Н. Севастьянов: Универсальность позволяет развивать спутниковые телекоммуникации в России, исходя из реалий, а не так, как представлялось когда-то.

А.В. Шестаков: Соответственно, более гибкая адаптация к рынку. И вообще мы сторонники развития в России FSS-диапазона. FSS-транспондеры более универсальные. Например, спутник "Бонум" — блестящие характеристики. Если бы он был FSS-ный, я уверен, что его давно бы уже загрузили. Но он, к сожалению, DBS, и минимальный размер антенны, которая позволяет передавать туда сигнал, 4,9 м. Вторая опция — 9 м. О VSAT-ах тут говорить пока очень рано. Сейчас идут разговоры о том, что можно использовать "Бонум" для связи, но для этого нужно пройти определенные процедуры. Пока зарегистрированы только антенны 4,9 м. Во-вторых, передающее оборудование VSAT диапазона DBS не выпускается. Линия "вверх" — 18 ГГц, а обычное FSS-ное оборудование — 14 ГГц. Даже если найдут решения по технике, то станции будут заметно дороже. "Бонум" и W 4 — спутники великолепные, но не универсальные, а именно универсальный спутник дает операторам определенную гибкость.

Т/С: Ваше отношение к бортовой обработке сигнала?

А.В. Шестаков: Мы внимательно изучали при закладывании концепции "Ямал-200" бортовую обработку сигнала, и какое-то время она была включена в проект. Мы получили предложения от фирм-поставщиков, имели контакты с нашими российскими производителями. Внимательный анализ показал, что по критерию "стоимость-эффективность" на данный момент для "Ямал-200" это решение является преждевременным.

Бортовая обработка позволяет поднять параметры радиолинии: по линии "вверх" принять несколько сигналов, а по линии "вниз" передавать в режиме насыщения. Это дает определенный выигрыш по энергетике. Но если посмотреть, что "стоит" эта обработка: она потребляет ватты, имеет приличный вес, она очень недешевая по стоимости. Имея дилемму: поставить дополнительный транспондер (или увеличить мощность транспондера) или поставить бортовую обработку, мы отдали предпочтение увеличению мощности и количества транспондеров.

Н.Н. Севастьянов: Речь идет о сегодняшнем состоянии рынка. Сейчас более важно поставить больше транспондеров с большей мощностью. В России сегодня это важней. Возможно, через три-пять лет бортовая обработка станет актуальной.

А.В. Шестаков: Мы знаем, что появилось новое поколение приборов, которые имеют существенно меньшие веса, существенно меньшее энергопотребление. Будущее у этого направления есть, и мы внимательно за ним следим.

На самом деле линеаризация дает примерно тот же эффект, что и бортовая обработка, хотя и в меньшей степени. Но и достигается меньшей ценой. Поэтому на "Ямал-200" мы отдали предпочтение применению линеаризованных транспондеров, которые позволяют лучше и правильнее использовать мощность бортовых ретрансляторов. Это некая альтернатива.

Т/С: Как вы смотрите на развитие Ка-диапазона?

А.В. Шестаков: Сейчас все ждут запуск Astra-1K, который перенесен на ноябрь. Мы тоже ждем результата, тем более что зона покрытия частично охватывает Россию. Безусловно, делается заявка на развитие маленьких "тарелок", передающих в системе DVB-RSC (Return Satellite Channel — обратный спутниковый канал) для мультимедиа-приложений. Анонсируют недорогую приемно-передающую антенну 0,6 м. Правда, сколько будет стоить — пока информации нет.

Сервис DVB-RSС они запустили в прошлом году, и пока результаты не освещаются широко в прессе или еще где-нибудь. Как-то тихо все идет. С точки зрения рынка, здесь результат достигается снижением диаметра антенн. На наш взгляд, это все-таки дискуссионный вопрос: надо ли снижать диаметр до 0,6 м или ограничиться антенной 1-1,20 м. По цене антенны и цене установки, которая может быть достигнута в Ku-диапазоне, не столь очевидно, что это надо делать. Ku-диапазон пока еще до конца свои преимущества не показал. Европа осваивает Ка-диапазон, потому что Ku-диапазон в их орбитальных позициях сегодня почти полностью занят. Они расширяются за счет использования Ка-диапазона. У нас, в России, Ku- и С-диапазон далеко не полностью использованы.

Использование С-диапазона получается по себестоимости дешевле, чем Ku, а Ku, соответственно, дешевле, чем Ка. Сегодня по VSAT-ам ситуация следующая: оборудование для Ка-диапазона в полтора-два раза дороже, чем для Ku.

Резюмируя: если смотреть ситуацию сегодня, то применение Ка-диапазона не является актуальным, потому что есть еще другие возможности. Ku-диапазон еще далеко не исчерпан, у нас и у ГП КС будут мощные Ku-транспондеры, которые могут дать приличные результаты.

В Европе хотят продавать десятки миллионов установок в дома, так же как в свое время раскрутили домашнее спутниковое телевидение. Здесь есть элементы риска, учитывая серьезную конкуренцию со стороны других операторов. В перспективе ожидается третье поколение сотовой связи с хорошим Интернет-доступом. И нельзя забывать, что в Европе одна экономическая ситуация, а в России — другая. Наше непосредственное спутниковое телевидение тому пример.

Сборочный цех. Работа над КА "Ямал-200"

Т/С: Как вы оцениваете перспективы конвергенции спутникового телевидения и Интернета в России?

А.В. Шестаков: Сегодня большинство операторов эфирных и кабельных сетей занимаются телевидением. Конвергенция Интернета и ТВ идет, и у многих есть планы запускать пилотные проекты. Но пока это все не получило массового развития. Где-то есть продвижение вперед, но в целом для них главным бизнесом остается телевидение.

Т/С: Вам часто задают вопросы на тему спутникового Интернет-доступа?

А.В. Шестаков: Вопросы задают часто. Результатов меньше. Интернет все-таки требует специальной техники, специальных людей, это отдельное, не телевизионное направление. Не везде есть такие люди, не везде есть понимание, как этот бизнес правильно делать. Это достаточно сложный бизнес. В целом есть интерес, есть движение. Многие операторы изучают этот вопрос, но телевидение остается для них основным направлением работы.

Т/С: Вы видите реальную перспективу того, что через год-два спутниковый Интернет станет массовой услугой?

А.В. Шестаков: Насчет массовости трудно говорить, потому что определяется два основных потребителя Интернета в России. Это корпоративные клиенты, то есть Интернет для бизнес-приложений. Второе — частные потребители, которые, как правило, обслуживаются Интернет сервис-провайдерами. В качестве бытовой услуги, для домашнего пользования, я думаю, вряд ли следует ожидать взрывообразного роста трафика. Вряд ли население окажется настолько платежеспособным.

Что касается корпоративных клиентов, мы считаем, что здесь ожидается рост Интернет-приложений, потому что сегодня практически все компании применяют Интернет для своего бизнеса. Количество клиентов растет, тем более что корпоративные клиенты имеют деньги. Возможности использования спутникового Интернета корпоративными клиентами сильно возрастут с появлением новой технологии, про которую мы говорим уже больше года. Это — DVB-RSС, где ожидается понижение стоимости приемных терминалов. А при условии тех работ, которые планирует сегодня Минсвязи по упрощению процедуры регистрации, этот вариант становится очень привлекательным. Сегодня цена терминала DVB-RSС и стоимость получения разрешительных документов примерно равны. Учитывая, что еще есть срок оформления, а заказчик не всегда захочет ждать. При условии появления таких терминалов и упрощения процедуры, спутниковый Интернет становится вполне конкурентоспособным с любым другим доступом в Интернет.

В прошлом году мы проводили тестирование российской системы DVB-RSС компании "САИТ" из Зеленограда. На линии "спутник–терминал" мы устанавливали 4 Мбит/с, а на линии "терминал-спутник" — до 1,28 Мбит/с. Сегодня DVB-RSС — это уже реальность, хотя есть вопросы по самому стандарту DVB-RSС.

Т/С: Каковы, на ваш взгляд, сегодня глобальные цели создания космической техники?

Н.Н. Севастьянов: Начиналось развитие космической техники ради военных целей, потом был большой этап — ради научных и исследовательских целей. В настоящее время развитие космической техники имеет, главным образом, прикладное применение.

Сегодня развитие новых космических технологий является одним из путей информатизации общества, служит для ускорения процессов его развития. В настоящих условиях особенно это актуально для России. Именно развитие новых космических технологий и применение их для телекоммуникаций является кратчайшим путем информатизации России и, как следствие, — подъема экономики страны в целом.



 
Теле-Спутник Октябрь 2002
наверх
 



Уважаемые посетители!
В связи с полной реконструкцией Архива, возможны ситуации, когда текст будет выводиться не полностью или неправильно (отсутсвие статей в некоторых номерах это не ошибка). Если заметите какие-то ошибки, то, пожалуйста, сообщите нам о них. Для связи можете воспользоваться специальной формой:

Номер журнала: *
Страница: *
Дополнительные сведения: *
Желательно четко опишите замеченную проблему - это поможет быстрее ее решить.
Мы не отвечаем на вопросы! Их следует задавать на нашем форуме!
Антиспам: * Нажмите мышкой на синий квадрат:


Поля, помеченные звездочкой (*)
обязательны для заполнения





Новый сайт