12Новости

предыдущая статья | оглавление | в архив | следующая статья



В мире спутникового и кабельного телевидения


Теле-Спутник - 10(84) Октябрь 2002 г.


ФАКТЫ, СЛУХИ, СПЛЕТНИ

 * Коммерческий космос США в союзе с "Джаггернаутом"

Напомним нашему читателю, что Джаггернаут является одним из воплощений индуистского бога Вишну, символизирующего злую и безжалостную силу.

В уважаемом нами журнале "Via Satellite" имеется приложение "Military Satcom", авторы которого "пристально наблюдают за тем, как космическая спутниковая индустрия США наращивает связи с "Джаггернаутом" — Министерством обороны этой страны (DoD)".

В наших предыдущих публикациях — "Зачем нас зовут на смерть барабаны" (T/C №2, 1999, стр. 24) и "Хочешь мира — готовься к войне" — мы не скрывали своего негативного отношения к союзу "медных касок" и коммерческой спутниковой индустрии США. И нельзя сказать, что оно изменилось за последнее время.

Поэтому и статью мистера Питера Дж. Брауна (Peter J. Brown), опубликованную в "Military Satcom", мы начали читать с определенным негативным настроем. Однако нам еще раз пришлось убедиться в том, что предвзятость не всегда полезна. Перейдем к содержанию статьи.

Итак, "США готовятся противостоять ряду угроз на своей собственной территории. В первую очередь речь идет о биотерроризме и возможности использования террористами ядерного оружия. Поэтому сегодня, более чем когда-либо ранее, спутники являются важным элементом систем внутренней обороны нации, гарантирующим быстрое реагирование на чрезвычайные ситуации".

Корреспонденты "Via Satellite" брали интервью у координаторов систем связи чрезвычайных обстоятельств в Управлении Защиты страны (OHS) и Федеральном Агентстве по чрезвычайным обстоятельствам (FEMA). Спутники являются ключевым компонентом стратегии управления этих организаций при предупреждении возможных катастроф и ликвидации их последствий.

"Когда все прочие средства взорваны или разбиты на куски, то только спутниковые системы быстро реанимируются, усиливая и улучшая любую командную структуру ликвидации последствий катастрофы". Преимущества спутниковых систем при чрезвычайных ситуациях неоднократно, за последние годы, продемонстрировало агентство FEMA. Это принесло ему в США широкую известность.

Агентство располагает мобильными коммуникационными системами (MATTS), монтируемыми на больших грузовых трейлерах. Есть и меньшие мобильные системы реагирования на чрезвычайную ситуацию (MERS). И те и другие оборудованы терминалами VSAT. В будущем FEMA рассчитывает использовать для решения ряда задач терминалы Ka-диапазона.

Что касается OHS, то в него входят более 40 федеральных агентств. Оно обладает огромным спутниковым имуществом. Сюда включаются местные спутниковые ресурсы Министерства обороны, которыми управляет Агентство оборонных информационных cистем (DISA) и недавно сформированное Северное Командование (NC).

В США созданы специальные Команды поддержки гражданского населения (CST), которые располагаются в 32 штатах. Аналогичные задачи решают подразделения Национальной гвардии (ANG), эскадроны боевых коммуникаций (CCS) и целый ряд других подразделений.

Все они располагают значительными спутниковыми ресурсами, включающими системы UHF SATCOM (TAC-SAT/UNET) и Ground Mobile Forces Satellite Radio, способные предоставлять как защищенные, так и открытые телефонные линии, а также доступ в NIPRNET (открытая сеть) и SIPRNET (закрытая сеть).

Самыми серьезными проблемами, которые решаются в настоящее время, являются: стыковка военных подразделений с их гражданскими коллегами, а также бесперебойное взаимодействие различных гражданских агентств в условиях чрезвычайных ситуаций.

Сегодня создание способной к надежному взаимодействию и взаимозаменяемости цепи коммуникаций, включающей спутниковый компонент, относится к числу государственных задач США самого высокого приоритета.

Задача заключается в удовлетворении критических коммуникационных нужд конечных пользователей, будь то чиновники самого высокого ранга, начиная с президента; должностные лица, координирующие все мероприятия по ликвидации последствий катастрофы; и широкая публика, которой необходимо быть в курсе происходящего.

Если для решения такой задачи необходимо самое тесное взаимодействие спутниковой индустрии США с Министерством обороны, с Джаггернаутом или даже с самим дьяволом, то это не вызывает у нас внутреннего протеста.

Вспомним наши природные катастрофы этого года, связанные с гибелью людей и огромными материальными потерями. Совершенно очевидно, что аналогичная система реагирования, для предупреждения и ликвидации последствий террористических актов (избави нас Бог!) и природных катастроф, необходима и нашей стране. И при ее организации американский опыт был бы нам очень полезен.

 * Уцелеет ли он?

Вопрос о дальнейшей судьбе Лео Кирха, главы могущественной медиаимперии, продолжает волновать представителей мировых СМИ. Мы тоже поставили перед собой этот вопрос в публикации "Гибель титана?" (T/C №7, 2002, стр. 15). В конце этого материала мы пришли к выводу, что "Кирх — клинок того же закала, что и Руперт Мердок. А поэтому не будем спешить".

Судя по всему, аналогичного мнения придерживается герр Дитер Брокмейер (Dieter Brockmeyer), со статьей которого мы познакомились в журнале "Television International". Прочитав ее, мы лучше поняли, почему судьба старого авантюриста от медиа так волнует государственных людей, деловые круги и широкую публику по обе стороны Атлантики.

75-летнему основателю KirchGruppe сегодня не до шуток. Он столкнулся с самым худшим финансовым кризисом за всю свою долгую карьеру.

А кризисы были неотъемлемой ее частью. Этот "Большого риска человек" (T/C №12, 1999, стр. 14) построил свою империю "на основе крайне рискованных предприятий, а иногда и откровенных авантюр". Он вкладывал деньги туда, где никто не видел никакой деловой перспективы.

Так в пятидесятых годах прошлого века он начал скупку фильмотек, которые никем не считались сколько-нибудь ценным имуществом. Это собрание легло в основу крупнейшей в Европе библиотеки кинолент, видео- и ТВ программ.

Кирх был пионером германского коммерческого ТВ. В середине восьмидесятых годов он начал обширное строительство ТВ станций, ставших основой германской сети ТВ. И он же был одним из первых европейских предпринимателей, вышедших за пределы своих государственных границ. В девяностые годы он приобретал пакеты акций итальянских и испанских ТВ каналов.

Судьба благоволила Кирху. Он не просто "выходил сухим из воды, но всегда победителем, всегда с огромными барышами". И вот он пошел ва-банк. Его самой рискованной ставкой стало германское платное ТВ. Рисковый игрок, всегда играющий по-крупному, поставил на кон будущее своей империи.

Он продолжал упорствовать и тогда, когда Canal+, а за ней и Бертельсман (второй немецкий медиа-могол), продали, с большими убытками, свои акции предприятий германского платного ТВ. А Кирх, напротив, осуществил громадные инвестиции в свои предприятия. Он также приобрел права на демонстрацию важнейших спортивных мероприятий и заключил соглашения с крупнейшими студиями Голливуда на производство новых фильмов.

И что же он имеет на сегодня? До 2000 года потери Кирха уже составляли более 2,8 млрд долларов. Самым тяжелым бременем для него является Premiere, платформа платного ТВ (см. "Чемодан без ручки", (T/C №5, 2002, стр. 18). Бизнес-план этого предприятия предусматривает, что для достижения безубыточности, ему необходимы от 4 до 4,5 млн подписчиков. Но сегодня их насчитывается всего 2,4 млн. Потери платформы составляют от 1,5 до 2 млн евро в день (от 1,3 до 1,8 млн долларов).

"Все горести Лео, все проблемы его империи проистекают из пагубных инвестиций в платное ТВ. Томас Кирх (сын Лео) и некоторые высшие администраторы Кирха были категорически против этих инвестиций. Томас яростно спорил с отцом, но тот никого не слушал", — рассказывает один из консультантов Кирха, много лет работавший с ним.

И вот в начале марта Лео признал, что он "может быть поглощен акулами, кружащими вокруг поврежденной империи". Самой вероятной и прожорливой из них является Руперт Мердок.

Лео Кирх — "очень скрытный человек, скупой на слова и эмоции". И вдруг, в одном из своих последних интервью, он заявил представителям прессы: "Акулы обладают очень острыми зубами. И я не могу сердиться на Руперта, даже если он уже решил съесть меня. Если будет необходимо, то я передам ему все. Ну, проглотит он меня — что из того? Бог дал! Бог взял!"

Честно говоря, данное заявление как-то не вяжется с представлением об этом человеке, которое у нас сложилось. Это слова не того, о ком мы писали в материале: "Лео Кирх под огнем" (T/C №4, 1997, стр. 4).

И представители медиа ему тоже не поверили. Они считают, что "фаталистическое признание Кирхом своих проблем было вызвано, скорее всего, его тактикой ведения переговоров, а не благочестивым католицизмом. Подчеркивая масштаб обвала и возможность захвата "австралийской акулой" (Мердоком) контроля над могущественными германскими медиа, Кирх оказывает огромное давление на своих кредиторов, вынуждая их реструктурировать долги и предложить ему новые деньги".

Крах Кирха мог бы радикально изменить баланс сил в Германии. Здесь на ТВ ландшафте доминируют два могущественных блока — государственные вещатели ARD и ZDF и две группы коммерческого ТВ вещания: RTL Group, поддерживаемая Бертельсманом, и ProSiebenSat.1 network group Кирха.

В Германии хорошо известна та поддержка, которую Лео оказывал консервативным политикам партии Христианских Демократов. Да и социал-демократы не были им обижены. И тех и других пугает "перспектива захвата Мердоком плацдарма на крупнейшем медиарынке Европы". Поэтому федеральный канцлер Герхард Шредер уже публично заявил, что он "предпочел бы найти "германское решение" проблем Кирха".

За океаном предполагаемое банкротство Кирха тоже не вызывает энтузиазма. Вспомним о его миллиардных соглашениях с голливудскими студиями. Падение Кирха означало бы огромные финансовые потери для многих крупнейших медиакомпаний мира.

Сам Руперт Мердок, который уже владеет 22% пакета предприятий платного ТВ Кирха и 2,5% Kirch Media, возможно, был бы и не прочь завладеть контролем над всей империей Кирха. Но "австралийская акула" очень хорошо понимает, что речь идет не только о финансах, но и о большой политике.

Все это не дает возможности наблюдателям прийти к окончательному решению о дальнейшей судьбе медиаимперии доктора Лео Кирха. Они и не пытаются. Но в самом их вопросе: "Может ли он уцелеть?" уже нет прежней безапелляционности.

 * "Мечтать никому не запрещается"

Нам непонятно это довольно широко распространенное выражение. Почему, вообще, надо кому-то запрещать мечтать? А особенно, когда мечта прекрасна, как, например, у пана Криса Вронски, президента компании Zone Vision. Он сам и вся его компания в целом мечтают о том, чтобы "пришли цифровые дни", то есть о переходе к цифровой технологии.

Об этих мечтах нам поведал уважаемый нами автор, мистер Крис Дзиадуль (Chris Dziadul), на страницах журнала "Cable Satellite Europe". Свою статью он посвятил развертыванию цифровых услуг в странах Восточной Европы, где, по его словам, "оно проходило гораздо медленнее, чем где-либо еще на этом континенте". Однако удивляться здесь нечему.

В нашем материале "Трудный переход" (T/C №9, 2002, стр. 12) мы рассказали о том, с каким скрипом происходит переход к новейшим цифровым технологиям в индустрии вещания США, при всех ее проблемах, богатейшей стране современного мира.

Удивляться, скорее, следует тому, что в Восточной Европе не только мечтают о переходе к цифровым технологиям, но и многое делают для его реализации. Упомянутый нами пан Крис Вронски отнюдь не беспочвенный мечтатель, а трезвый деловой человек. Он объясняет неизбежность грядущего перехода тем, что "становится все труднее увеличивать число каналов в аналоговых пакетах". Поэтому он призывает операторов "не тратить время в попытках улучшить свои аналоговые предложения, а идти прямо в цифру".

Современный экономический климат в Польше затрудняет реализацию этого призыва. Операторам крайне трудно получить те средства, которые необходимы для модернизации существующих сетей. Но есть и стимулирующий фактор — уменьшение стоимости цифровых пользовательских комплектов (set-top box).

Вронски рассказывает, что его компания, в сотрудничестве с компанией NDS, филиалом News Corp., разрабатывает новый цифровой пакет Maximum, который будет содержать от 6 до 8 каналов. Он предназначен для мужской аудитории и будет предлагать ей спортивные мероприятия, кинофильмы и трансляции с главных автомобильных гонок.

Маркетинговое раскручивание этой цифровой инициативы компаний NDS/Zone Vision началось в мае нынешнего года. Начало ее коммерческой эксплуатации намечено на конец этого года.

Вронски убежден, что "наилучшими перспективами для развития цифровых услуг обладают Россия и Польша". По его мнению, "главное преимущество России заключается в ее огромном, но все еще недоразвитом рынке". Что же касается Польши, то "она кичится наиболее развитым цифровым сектором в регионе Восточной Европы".

Но ирония заключается в том, что "именно благодаря своей сравнительной развитости польский цифровой рынок сталкивается с целым рядом проблем, многие из которых связаны с объединением цифровых DTH платформ Wizja TV и Cyfra Plus".

Об этом объединении, окончательное решение о котором было принято в августе прошлого года, мы писали в публикации "Решение принято — вопросы остаются" (T/C №1, 2002, стр. 18).

Один из этих вопросов продолжает разрешать компания Canal Plus, оператор новой комбинированной услуги Nowa Cyfra Plus. Речь идет о переключении антенн 300 000 бывших подписчиков Wizja TV со спутниковой системы Astra на Eutelsat.

Менеджер проекта Павел Бай рассказывает о той проблеме, которая возникла в результате того, что у многих бывших подписчиков Wizja TV установлен цифровой декодер Philips. Их нужно было сохранить, несмотря на переключения с системы Cryptoworks на Mediaguard. Эта проблема в конце концов была решена.

Но не только технические проблемы омрачают будущее платформы Nowa Cyfra Plus. Экономические проблемы могут оказаться более серьезными. Так, например, она запущена без нескольких каналов, которые ранее предлагались подписчикам Wizja TV. Эти каналы очень ценились зрителями. Правда, к концу года, подписчикам обещают вернуть любимый канал Animal Planet. Кроме того, не оправдаются надежды тех, кто ожидал в ближайшем будущем получить новые интерактивные услуги, и в большом количестве.

Как бы то ни было, но при подписной базе, достигшей 700 000 зрителей, платформа является, безусловно, крупнейшей цифровой платформой в Центральной и Восточной Европе.

Ее конкурент, компания Polsat Cyfrowy, насчитывает порядка 260 000 подписчиков. Она является филиалом компании Telewizja Polsat, которая активно ищет стратегического инвестора для усиления своего цифрового детища. И хотя ходят слухи о возможном объединении с Nowa Cyfra Plus, но специалисты считают такое соглашение маловероятным.

Так обстоят цифровые дела в спутниковом секторе Польши. Но и кабельная индустрия страны не остается в стороне. Компания Aster City Cable была основана в 1994 году. До прошлого года она считалась вторым, после UPC Telewizja Cablowa, крупнейшим кабельным оператором страны. Недавно ее обогнали, по величине подписки, компании Vectra и Multimedia Polska/Szel Sat. Однако она остается лидирующим игроком в Варшаве, самом прибыльном рынке Польши.

Aster City является пионером предоставления цифровых услуг в Польше; 270 000 ее подписчиков с марта 2000 года используют пакет кабельных ТВ каналов, телефонию и скоростной доступ в Интернет. Это первый польский оператор, который предлагает своим подписчикам широкополосную Интернет-услугу.

Анджей Матысяк, менеджер объединенного предложения компании Aster City, сообщает, что ее базовый кабельный пакет состоит из 65 теле- и 30 радиоканалов. Кроме того, есть премиальная услуга HBO Polska и Canal Plus Multiplex. В ближайшем будущем компания планирует ввести услуги VOD и PPV.

Однако и в этом случае технические достижения омрачены финансовыми неурядицами. Elektrim, родительская компания этого кабельного оператора, в мае сего года столкнулась с реальной угрозой банкротства. BRE Bank, держатель 15% ее пакета, обещал помощь. Но если ее кредиторы откажутся ждать выплаты долгов до 2005 года, то это может иметь самые серьезные последствия как для Elektrim, так, в конечном счете, и для Aster City Cable.

О том, как идет процесс подготовки к цифровому переходу у других наших ближайших восточноевропейских соседей, мы расскажем в следующей публикации. А лично нам хотелось бы дожить до того момента, когда мы сможем воспользоваться плодами этого процесса в нашей стране. И мечтать об этом нам никто не может запретить.

 * "Чем тут горю пособить?"

Эта фраза из русских народных сказок вспомнилась нам, когда мы читали в журнале "Via Satellite" сообщение о том, что "американские компании Loral Space and Communications и Lockheed Martin Corp. рассматривают возможность объединения своих предприятий, занятых строительством спутников".

О бедственном положении, а скорее кризисе, в индустрии производства спутников нами написано немало материалов. Название самого последнего из них говорит за себя: "А воз и ныне там" (T/C №6, 2002, стр. 12). Перечислением всех прочих мы не будем вас утомлять.

"Что тут делать? Как тут быть?…" — размышляют мудрецы из правлений крупнейших корпораций. Но ничего оригинального надумать не могут. И обращаются к старой, но испытанной идее объединения, "чтоб не пропасть поодиночке".

Вот и порешили руководители широко известных американских корпораций Loral Space and Communications и Lockheed Martin "исследовать возможность объединения своих авуаров спутникового производства с тем, чтобы увеличить свою долю рынка продаж и создать более сильную конкуренцию европейским производителям и концерну Boeing".

Если бы речь шла только о гипотетической возможности такого объединения, то переговоры вряд ли бы попали в свет прожектора средств массовой информации США. Скорее, партнеры уже зондируют отношение общественности и правительства США к планируемому объединению.

Многие американские наблюдатели полагают, что "объединение, связанное с операциями по строительству спутников обеих компаний, имеет финансовый смысл. Кроме того, момент сейчас таков, что капитолийские законодатели могут отнестись к нему благосклонно. А официальные лица обеих компаний вряд ли бы позволили себе какие-либо комментарии в печати, если бы планируемое соглашение не было близко к реализации".

Подобное объединение может быть выгодным для обеих компаний. Бернард Шварц, председатель совета директоров Loral, никогда не делал секрета из своей заинтересованности в росте двух основных бизнесов своей компании: предприятий, строящих спутники, и фиксированных спутниковых услуг (Fixed Satellite Services). Но пойти на риск каких-либо прямых приобретений он не мог, так как Loral и без того обременяют солидные долги.

Для Вэнса Кофмана, президента Lockheed Martin, планируемое объединение также представляется почетным выходом из крайне тяжелой финансовой ситуации. С декабря прошлого года он уже начал распродажу со скидкой спутниковых активов своей компании и объявил о планах ликвидации компании Lockheed Martin Global Telecommunications.

Ярым сторонником планируемого объединения является Давид Логсдон, менеджер отдела космических операций в Ассоциации аэрокосмической индустрии (Aerospace Industries Association). Он убежден, что "возникновение жизнеспособного американского конкурента для Boeing Satellite Systems на коммерческом и военном рынках производства спутников совершенно необходимо. И планируемое сотрудничество двух компаний содействовало бы поддержанию необходимой конкуренции".

Правда, Стефан Лопаткевич, поверенный юридической фирмы Dorsey and Whitney LLP, специализирующийся в юридическом обеспечении спутниковых операций, предполагает "юридические препоны со стороны законодателей на пути этого объединения". "Лично я думаю, что оно окажет негативное влияние на конкуренцию, а поэтому и на всю индустрию", — говорит он.

Исход планируемого объединения спутниковых производств обеих компаний пока неясен. Но все специалисты согласны с тем, что "глобальное замедление в заказах на строительство новых спутников и ослабление финансовой поддержки спутниковой индустрии приводят к целому ряду индустриальных катастроф". Поэтому "участники этого рынка должны использовать любые возможности и объединять свои усилия для того, чтобы остаться на плаву до лучших времен".

 * "По ком звонит колокол?"

Вы, конечно, заметили, с каким вниманием мы рассматриваем проблемы спутниковой индустрии США. Наши публикации: "Дорогой разочарований и надежд" (T/C №8, 2002, стр. 19), "Каждый за себя" (T/C №9, 2002, стр. 10) отражают тот дух уныния и разочарования, который царит в СМИ, наблюдающих за этой индустрией.

Вот почему мы не выдержали и в публикации "Голос оптимиста" (T/C №9, 2002, стр. 11) дали слово мисс Боэке (Cynthia Boeke), редактору журнала "Via Satellite", голос которой звучал в явном диссонансе с хором плакальщиков спутниковой индустрии.

Поэтому нас так удивила ее очередная статья: "Некоторые размышления об этом бизнесе". Прочитав ее, мы вспомнили название известного романа Эрнеста Хемингуэя. Переходим к ее краткому рассмотрению.

Спутниковый бизнес, по словам мисс Боэке, "в самое последнее время, подвергся порядочному числу ударов. Во главе их списка стоят прекращение финансирования рискованных предприятий и закрытие традиционных источников инвестиционного финансирования".

Целый ряд спутниковых предприятий потерял доверие кредиторов. А тесная связь спутникового сектора с находящимися в крайне затруднительном финансовом положении индустриями Интернет и телекоммуникаций "еще более усложнила ту среду, в которой борется за выживание спутниковый бизнес".

Результаты такого положения дают о себе знать чуть ли не еженедельно. Многие компании закрываются. "Похоронные звоны раздаются над теми предприятиями, которые посвятили себя широкополосным спутниковым услугам" (вот вам и ответ по поводу колокольного звона).

Но гибнут не только они. Плохо приходится производителям оборудования и спутниковых компонентов, которые поверили в будущее широкополосных услуг и связали с ними свое производство. В критическом положении оказались вещатели, которые арендовали соответствующие транспондеры и приобрели наземное оборудование.

Пропала необходимость в ряде новых уже заказанных спутников. Какое-то не-определенное время им предстоит провести в бездействии. В это же самое время спутниковые операторы консолидируются, формируя базовую клиентскую группу, которая могла бы обойтись меньшим числом спутников. Это, по-видимому, вынудит одного из главных строителей спутников или объединиться, или закрыться.

(В то время, когда статья мисс Боэке пошла в печать, в прессе появились сообщения о переговорах между Lockheed Martin Corp. и Loral Space and Commu-nications об объединении их спутниковых производств. Смотрите нашу публикацию этого номера "Чем тут горю пособить?".)

Провайдеры пусковых услуг на экранах телевизоров сокрушаются по поводу сокращения своей клиентской базы и невозможности делать деньги, сталкиваясь с интенсивной конкуренцией.

В то же самое время кредиторы вынуждают таких индустриальных здоровяков, как Ariane, ILS и Boeing, поднимать свои расценки для увеличения доходов. И это в тот момент, когда потребность в пусковых услугах почти полностью иссякла.

Ну, кто мог представить себе подобную ситуацию в девяностых годах, когда ежегодно на пусковую индустрию изливался многомиллиардный поток долларов. Эти деньги были вложены в то, что казалось кредиторам самым многообещающим бизнес-планом. При ретроспективной оценке мисс Боэке кажется, что "финансисты слишком хотели верить в технологии и рынки, реализация которых требовала годы, а не месяцы".

Космическая индустрия, естественно, извлекла выгоду из этого притока капитала. В результате быстрого роста частного и государственного финансирования спутниковая индустрия кардинально изменилась. Но выгоды этого изменения явились кратковременными. Более того, спутниковые компании смешались со своими Интернет и телекоммуникационными партнерами. И обвал этих секторов индустрии должен был повлечь за собой, и повлек, крах спутниковой индустрии.

Правда, мисс Боэке не захотела закончить свою статью на такой минорной ноте: "Нет сомнения, что экономический спад закончится после того, как цикл роста придет на смену этой рецессии. Интернет и телекоммуникации вновь войдут в моду, и доллары снова потекут на эти рынки. К уцелевшим спутниковым компаниям присоединятся новые пришельцы. И, возможно, на следующем этапе все они извлекут уроки недавнего прошлого".

Чтобы еще более поднять нам настроение, мисс Боэке сообщает: "Многие аналитики полагают, что негативный цикл достиг нижнего предела перед фазой оживления. В настоящий момент мы ожидаем появление того катализатора, который вновь вызовет рост спутникового рынка. Последний прогресс в развитии технологии Ka- диапазона и подъем в области спутникового радио демонстрируют, что спутниковая индустрия в данный момент сосредоточивает свое внимание на будущем".

Итак, она заканчивает свою статью на оптимистической ноте, но мы, откровенно говоря, уже не очень доверяем ее оптимизму. В этот раз она ударила в совсем другой колокол.

 * "Еще один шаг?"

Английской компании, платформе цифрового эфирного ТВ (DTT), мы посвятили ряд публикаций: "Дон Кихот на сцене британских медиа" (T/C №3, 2000, 2000, стр. 12), "Прошел год" (T/C №3, 2001, стр. 17), "Спокойно господа! Без паники" (T/C № 9, 2001, стр. 12) и "Веселись! Невеселые сходят с ума…" (T/C №9, 2001, стр. 12).

Начав весьма скромно свое существование под названием ON Digital, компания ITV Digital ракетой взлетела до того, что серьезно напугала крупнейших британских спутниковых и кабельных операторов. И также быстро рухнула, позволив мистеру Стюарту Томсону, автору статьи из журнала "Cable and Satellite", сравнить ее с "аварийным грузовиком".

То, что дела ITV Digital плохи, мы показали еще в предыдущей публикации. Тому, что она обанкротилась, — удивляться также не приходится. И не такие компании рухнули за это время. Удивило нас другое. Мистер Томсон в своей статье писал, что "крах этой компании оказал бы крайне негативное влияние на планы британского правительства по отключению аналогового вещания".

А вот мистер Карлстрем пишет: "Британское правительство приблизилось еще на один шаг к переходу национального ТВ к цифровой технологии, после того как Независимая комиссия по вопросам телевидения (ITC) присудила лицензию обанкротившейся DTT платформы консорциуму компаний BBC и Crown Castle". И кому же теперь верить? Но поскольку наш автор располагает самой последней информацией, то рассмотрим его описание событий.

Объявляя о своем решении, президент ITC сэр Робин Биггам заявил: "Комиссия полагает, что заявка BBC/Crown Castle гарантирует жизнеспособность цифрового эфирного ТВ (DTT). Их платформа будет нацелена на тех зрителей, которые до сих пор не причастны к цифровому ТВ. Обе компании смогут облегчить движение в сторону переключения ТВ на цифровую технологию".

Авторы победившей на конкурсе заявки привели доводы в пользу модели бесплатного вещания (free-to-air), содержащего 24 канала, включая передачи пяти эфирных станций, а также ряд интерактивных услуг. Для просмотра зрители должны будут купить пользовательский комплект (set-top box) стоимостью менее ста фунтов.

В своей заявке BBC и Crown Castle доказывали, что "наилучший путь дальнейшего развития DTT заключается в том, чтобы избегать прямой конкуренции с кабельными и спутниковыми платформами платного ТВ". Они, видимо, усвоили опыт своего незадачливого предшественника и решили не наступать на те же самые грабли.

Планируемые бесплатные высококачественные каналы должны побудить обитателей 15 млн домов, не испытавших прелестей цифрового ТВ, осуществить переход к этой услуге, не дожидаясь установленной правительством даты отключения аналогового обслуживания в 2010 году.

Грег Дайк, генеральный директор BBC назвал решение ITC, принятое 4 июля, "настоящим стартом цифрового ТВ в Британии и наилучшим исходом для зрителей". Он добавил: "Перед нами стоит непростая задача, так как платформа находилась в состоянии глубокого кризиса. Но мы полагаем, что простой, совершенно бесплатный цифровой вариант имеет наилучший шанс успеха у массы пользователей" (у нас такой вариант также имел бы все шансы на успех).

Петер Эбери, президент компании Crown Castle, в свою очередь заявил: "Нас радует это решение ITC. Мы будем тесно взаимодействовать с BBC, чтобы избавить эту платформу DTT от тех технических проблем, которые угнетали ITV Digital. Мы поддержим ее и постараемся запустить как можно быстрее".

Главным конкурентом нового DTT образования являлся консорциум, созданный компаниями ITV и Channel 4. Он предлагал британским телезрителям цифровую платформу, которая позволила бы принимать до семи каналов платного ТВ. За это зритель должен был бы платить около 10 фунтов в месяц.

Однако британские наблюдатели ожидают, что вскоре это предприятие ITV/Channel 4, невзирая на мощную поддержку компаний Carlton и Granada, разделит судьбу ITV Digital. Дело в том, что эта платформа также попыталась конкурировать напрямую со спутниковой платформой BSkyB и кабельным оператором NTL. И вот она уже объявлена несостоятельным должником. Урок ITV Digital не пошел здесь впрок.

Местные наблюдатели находят забавным тот факт, что первоначально BSkyB была членом этого неудачного консорциума. Но европейские и британские законодатели вынудили ее отсюда ретироваться, так как боялись возникновения монополии в платном ТВ.

Так или иначе, а британский зритель ожидает включения новой DTT платформы. А мы так и не получили ответа на наш вопрос: "Почему то, что было "крайне негативным" год назад, стало "еще одним шагом" менее чем через год?"

По материалам иностранной прессы и информационных агентств подготовил В. Ройтман.



 
Теле-Спутник Октябрь 2002
наверх
 



Уважаемые посетители!
В связи с полной реконструкцией Архива, возможны ситуации, когда текст будет выводиться не полностью или неправильно (отсутсвие статей в некоторых номерах это не ошибка). Если заметите какие-то ошибки, то, пожалуйста, сообщите нам о них. Для связи можете воспользоваться специальной формой:

Номер журнала: *
Страница: *
Дополнительные сведения: *
Желательно четко опишите замеченную проблему - это поможет быстрее ее решить.
Мы не отвечаем на вопросы! Их следует задавать на нашем форуме!
Антиспам: * Нажмите мышкой на синий квадрат:


Поля, помеченные звездочкой (*)
обязательны для заполнения





Новый сайт