10Встречи с интересными людьми

оглавление | в архив | следующая статья



Максим Махк "У релейки есть будущее"


Максим Махк Теле-Спутник - 10(84) Октябрь 2002 г.


Максим Махк

В прошлом году отметила десятилетие своей деятельности питерская фирма "Радиан", занимающаяся разработкой и изготовлением аппаратуры связи. Ее главный конструктор АСУ — Максим Александрович Махк убежден, что, несмотря на многочисленные заявления скептиков, у релейной связи может быть большое будущее.

Т/С: А разве радиорелейная связь не отжила свое?

Максим Махк: Нет. Более того, я считаю, что в нынешних условиях это одно из прогрессивных направлений. Связь через спутник — это очень дорого, а оптоволокно везде не проложишь. У радиорелейной технологии есть свое законное место в современной связи.

Т/С: Говорят, у релейки и качество неважное, и пропускная способность низкая, и стоят ее строительство и эксплуатация дорого.

М.М.: Это абсолютно неправильно. У релеек есть неоспоримые достоинства. Это, в первую очередь, отсутствие проводов. То есть не надо рыть каналы, укладывать дорогостоящий кабель и думать о том, как его уберечь. Совсем недавно выкопали у "Ростелекома" оптику, и весь Дальний Восток остался без Интернета. Понятно, что там нет меди, но наш народ не всегда это понимает. А что касается качества, на сегодняшний день цифровые релейки дают почти такое же качество, что и оптоволокно. Можно говорить о 10-10-10-12 ошибки. Качество во многом зависит от правильного расчета трасс. И еще одно достоинство РРЛ — это простое и быстрое развертывание.

Т/С: А как с пропускной способностью аналоговых РРЛ?

М.М.: Как раз наше оборудование может решить эту проблему. В одном аналоговом стволе мы на нашем оборудовании, благодаря цифровизации, передаем до 4-5 программ ТВ или 16 потоков по 2048 кбит/с. В Казахстане, например, нами цифровизована аналоговая РРЛ протяженностью 1780 км для передачи цифрового потока 34 Мбит/с. С помощью нашего оборудования можно передавать телевизионные каналы вещательного качества по 4 потокам 2048 кбит/с. Это те же 6-8 Мбит/с. Радиорелейная связь вновь актуальна, особенно в свете ситуации, которая сложилась с оптоволокном сегодня. WorldCom, например, заложила оптику, ориентируясь на взрыв трафика. А его не случилось. Волокно проложили, затраты есть, а прибыли нет. Это очень печальный итог, который затронет всех в нашей области. Сегодня оптоволокно в мире используется меньше чем на 1%. Хотя возможности там колоссальные. Но к оптоволоконным магистралям надо подводить трафик от населенных пунктов, которые удалены от этого волокна на десятки-сотни километров, и в этом альтернативы релейкам нет. Я слышал оценку, что спутниковая связь рентабельна на расстоянии свыше 2 тыс. км. Затраты на прокладку релейки на такое расстояние, конечно, велики. Но оптоволокно и вовсе нереально. К тому же аналоговые релейки уже есть по всей стране.

Т/С: Они не стареют?

М.М.: У них маленький износ. Мачты, все другие части могут существовать очень долго. Но ведь и оптоволокно рассчитано всего на 25 лет. Если существующие релейки оцифровать, они получат вторую жизнь. Туда можно будет ввести и телефонию, и Интернет, и телевизионное вещание, и радио. Я это называю — передачей цивилизации на расстояния.

Т/С: Чем уникально ваше оборудование?

М.М.: Оно не уникально. Оно отличается от продукции конкурентов ценой и функциональностью. То, что выпускают конкуренты, значительно дороже. Мы принципиально вышли на рынок с низкой ценой для того, чтобы сделать наше оборудование массовым.

Т/С: За счет чего цена низкая?

М.М.: За счет цены комплектующих. Стоимость элементной базы постоянно снижается. Если держаться примерно годичного промежутка от разработки до внедрения, то цена окажется значительно ниже, при сохранении новизны и качества оборудования. Вся разработка от выбора микросхемы до выпуска изделия должна занимать примерно год. Не у всех это получается. То есть наш успех зависит от собственной оперативности и универсальности.

Т/С: А как зарубежные аналоги?

М.М.: Оборудования, обеспечивающего преобразование аналогового ТВ сигнала в цифровой, сжатый по MPEG-2, очень много. Его производят многие. Но основная его масса предназначена для спутникового вещания. Мы же ориентируемся на передачу ТВ сигнала от студии до передающего центра. Ну, а там — распределение по областям, регионам. Я считаю, что в настоящее время это очень перспективно. Сегодня на наше оборудование большой спрос, в связи с тем что РТР отказывается предоставлять право "врезки" местным телевещателям, и люди вынуждены организовывать собственную систему вещания. В основном, это местные студии.

Т/С: Кто потребитель вашей продукции?

М.М.: ОРТПЦ, региональные телекомпании. Недавно, например, мы выиграли тендер на поставку кодеров и декодеров MPEG-2 для "Казахтелекома".

Т/С: Что представляет собой компания "Радиан"?

М.М.: Она организована частными лицами. В основном специализируется на радиорелейном оборудовании.

Т.С.: "Частные лица" причастны к радиосвязи?

М.М.: Да, это наши сотрудники. Все связисты. Фирма организована 11 лет назад. Сейчас "Радиан" входит в число лидеров среди производителей радиорелейного оборудования в России.

Т/С: Как Вы относитесь к наземному цифровому вещанию?

М.М.: К сожалению, у нас цифровое наземное телевидение пока продемонстрировало более низкое качество, по сравнению с аналоговым. То, что показали в Питере на прошлом "Норвекоме", с моей точки зрения, — смертный приговор цифровому наземному телевидению, мне, как потребителю, такое качество не нужно и задаром.

Т/С: Значит, переход к цифровому вещанию в 2015 году под сомнением?

М.М.: Лично я скептически отношусь к такого рода прогнозам и к таким срокам. В техническом развитии максимальный срок прогнозирования — лет 5. Через 5 лет возможно стандарты на цифровое телевещание изменятся. Принятый стандарт DVB-T, в котором сейчас пытаются вести вещание, может измениться, устареть, на смену ему может прийти другой. 15 лет — очень большой срок. К тому же, если брать приставку минимум за $200, то средней российской семье это будет сложно, ведь надо будет купить еще один телевизор. Каждая новая технология должна рассматриваться в контексте существующих технологий. У нас есть спутниковое вещание, — ставим "тарелку" и получаем с Hot Bird весь пакет бесплатных программ цифрового телевидения. Второй конкурент — кабельное телевидение. Скажем, я получаю сейчас по кабелю 27 каналов. Мне наземного вещания не нужно вообще. Ни аналогового, ни цифрового. Очень многие идут по этому пути.

Т/С: Кроме того, кабель дает много дополнительных мультимедийных услуг.

М.М.: Это пока что "философия". Об этом много разговоров, но реально мало что делается. Нет альтернативы для диал-апа (DialUp) для Интернета. А преимущества цифрового вещания, вроде телевидения в автомобиле, телевидения по требованию..., мне кажется, это нереально. Представьте, вы едете по оживленной трассе, у вас в машине по телевизору показывают футбольный матч, Кержаков выходит один на один с вратарем, и... после этого вы начинаете подсчитывать убытки от большой аварии "паровозиком". То есть в цифровом телевидении происходит то же, что в свое время с мобильной связью с технологией WAP. Говорилось, что можно посмотреть по сотовому телефону и железнодорожное расписание, и наличие билетов. Вы пробовали смотреть расписание по мобильнику?

Т/С: Даже не пытался.

М.М.: И я не пытался. Когда у тебя Интернет на столе, это становится бессмысленным. Технологии надо оценивать с точки зрения потребительских качеств. Решение о цифровом телевидении будет принимать потребитель. Он или будет покупать цифровые приставки, или нет. Если он не будет покупать эти цифровые приставки, то дальше можно уже ничего не делать.

Т/С: Но мы же знаем замечательное ноу-хау всех наших правительств — исключается по просьбам трудящихся любая альтернатива, и приходится пользоваться только тем, что есть.

М.М.: А вы представьте, что старушка на выборах не увидит лица своего кандидата в президенты или губернаторы. Долго ли просуществуют чиновники, которые лишили старушку возможности смотреть эфир в предвыборное время? Это как с переходом на повременку. Все говорят об этом хорошо. Но вы попробуйте отключить старушку, у которой телефон и телевизор — единственная связь с миром. Выключение аналогового телевидения для многих из них — это выключение телевидения вообще. Здесь можно дойти и до социальных проблем. Существующие в нашей стране три опытные зоны цифрового вещания не принесли коммерческого успеха. А, с другой стороны, есть коммерчески выгодные кабельные сети. Еще проблема в том, что оцифровывается последний участок от телевышки до телевизора, а все остальное остается на том же аналоговом уровне. Это тоже смертный приговор цифровому вещанию. Организацию цифрового вещания, чтобы получить приемлемый уровень качества, начинать надо со студии. Цифровой должна быть вся цепочка. Мы, в основном, ориентируем наше оборудование на передачу в цифре от студии до телевышки. Это наиболее востребованное и перспективное направление.

Т/С: Испытывали Вы трудности в поиске партнеров?

М.М.: Трудности в работе с партнерами были. Особенно с крупными. С IBM, например, просто невозможно работать, это аналог некоего социалистического министерства, с какого конца ни подойдешь.

Т/С: То есть они более бюрократизированы?

М.М.: Именно. Чтобы выйти на них, я написал письмо в IBM. Меня переадресовали в Германию. Из Германии мне позвонили, пообщались лично. Потом из Германии отправили в Штаты. Из Штатов опять в Германию. Оттуда в Австрию. И уже в Австрии я поговорил о том, что мне нужно. Если ориентироваться на более мелкие фирмы, особенно американские, то там более живое общение, более оперативное решение проблем.

Т/С: Я так понял, что ваши партнеры, в основном, зарубежные. А отечественных совсем нет?

М.М.: Мы очень хотим использовать отечественную базу. Наша задача — сделать наше оборудование доступным для потребителя. Поэтому, если есть возможность использовать отечественные комплектующие, не уступающие зарубежным аналогам, берем их. Но, к сожалению, отечественная база, чем дальше, тем ее меньше. Производство — вещь гибкая. Если сами не можем что-то изготовить, если возникают какие-то сложности с микросхемами, то мы быстро переходим на их аналоги.

Т/С: У вас большое предприятие?

М.М.: Достаточно большое, мини-заводик, но по объему производства мы стоим на уровне некоторых радиозаводов. И еще будем расширяться.

Т/С: А как Вы, как производитель, оцениваете мнение Паршева о том, что в России невыгодно производство в силу климатических особенностей?

М.М.: Я считаю Паршева дилетантом. Аргументом для него служит географический атлас 8-9-го класса средней школы. Это уже о чем-то говорит. А во-вторых, его книга довольно подленькая по своей сути. Ведь в массовое сознание внедряется очень "приятная" мысль, что у нас не получается потому, что здесь погода плохая. Скажем, Финляндия, которая до 1917 года была частью России, не очень страдает от погоды. Там есть такая "фирмочка" Nokia, которая является лидером в телекоммуникационной области и входит в сотню самых дорогих брендов мира. Ее оборудование выпускается в условиях, которые не очень отличаются от питерских. А Питер — фактически север нашей страны. У нас больше проблем из-за сильного вмешательства государства в экономику и его контролирующих функций. Скажем, система сертификации. Сертификация стала у нас де-факто налогом на разработчиков. Ты что-то разрабатываешь — плати деньги. Что-то разработал — заплати. Чем больше разрабатываешь, тем больше платишь. Если, скажем, Motorola может заплатить несколько десятков тысяч долларов за сертификацию, то небольшие, а тем более мелкие предприятия не в состоянии это сделать.

Т/С: Но за рубежом ведь тоже существует сертификация.

М.М.: За рубежом — это добровольная акция. Сертификацией там занимаются объединения промышленников. Объединяются некоторые фирмы, вырабатывают общие для себя стандарты, и, соответственно, на эти стандарты сами проводят сертификацию.

Т/С: Как будет развиваться телевидение в России?

М.М.: Связь развивается очень динамично. Сейчас уже видно, что сотовая связь пошла в регионы. Потребители нашего кодирующего оборудования взяли аналоговую телевизионную релейку, поставили кодер, чтобы передавать ту программу, которую они обязаны передавать. А дополнительные потоки сдали в аренду местным сотовым компаниям, окупив весь проект и обеспечив постоянное поступление средств. Нашли возможность заработать деньги. Продвижение сотовых операторов дает возможность заработать, потому что потребность в каналах растет очень сильно. Следующее — это региональное телевидение. В малых городах есть свои студии, очень динамично развивающиеся. Я был в такой студии, которая расположена на втором этаже дома быта. Занимает две комнаты: в одной размещена вся техника, а во второй сидит диктор. И свои полтора-два часа вещания делает. Чем дальше, тем больше будет этих студий. Соответственно, на них и будет ориентировано наше оборудование.

Т/С: Проблемы с кадрами не испытываете?

М.М.: Проблема с кадрами есть, безусловно. В основном, из-за отъезда людей за границу. Было у меня несколько ребят, которые пришли из института, было потрачено какое-то время на их практическое обучение, средства. Когда они выросли в специалистов, и пришло время получать прибыль, они уехали. Они свободные люди в свободной стране. Но я больше не буду никого учить. Принимаем на работу готовых специалистов. Идти на то, чтобы брать студентов, показывать, как все работает, а после человек уйдет, — нерентабельно.

Беседовал Роман МАГРАДЗЕ.
Фото Максима МИРОШНИКОВА.



 
Теле-Спутник Октябрь 2002
наверх
 



Уважаемые посетители!
В связи с полной реконструкцией Архива, возможны ситуации, когда текст будет выводиться не полностью или неправильно (отсутсвие статей в некоторых номерах это не ошибка). Если заметите какие-то ошибки, то, пожалуйста, сообщите нам о них. Для связи можете воспользоваться специальной формой:

Номер журнала: *
Страница: *
Дополнительные сведения: *
Желательно четко опишите замеченную проблему - это поможет быстрее ее решить.
Мы не отвечаем на вопросы! Их следует задавать на нашем форуме!
Антиспам: * Нажмите мышкой на синий квадрат:


Поля, помеченные звездочкой (*)
обязательны для заполнения





Новый сайт