20Встречи с интересными людьми

предыдущая статья | оглавление | в архив | следующая статья



Александр Cинильников: "И науке есть место в рыночных условиях"


Александр Синильников Теле-Спутник - 2(76) Февраль 2002 г.



Александр Михайлович СИНИЛЬНИКОВ возглавляет лабораторию цифрового телевидения и звукового вещания ЛОНИИР (Ленинградского отраслевого научно-исследовательского института радио). Аббревиатура НИИ вызывает в нашей памяти бородатых молодых людей, с блуждающим за толстыми стеклами очков взглядом, в белых халатах корпящих над хитрыми приборами непонятного назначения. Оказывается, все именно так и обстоит, за исключением белых халатов. Плюс поправка на время. Сегодня в лаборатории с использованием самых современных технологий разрабатывают и производят профессиональное оборудование для цифровой передачи и приема программ телевизионного и звукового вещания, соответствующее требованиям международных стандартов и пользующееся вполне коммерческим успехом.


"Теле-Спутник": В Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге началось тестовое вещание в цифровом формате. Ваш институт или лаборатория, которую Вы возглавляете, принимали в этом участие?

Александр Синильников: Да, принимали в опытной зоне Санкт-Петербурга. Но очень небольшое и совершенно не коммерческое. Речь идет о наземном цифровом телевизионном вещании, а мы в основном занимаемся оборудованием для спутниковых, радиорелейных и кабельных линий связи. Существует несколько стандартов цифрового телевещания: спутниковое, наземное и кабельно-релейное — DVB-S, DVB-T и DVB-C, соответственно. Что касается наземного телевидения — DVB-T, то оно в России в самом зачаточном состоянии. Технически здесь все в общем-то понятно. Но существует масса организационных и финансовых проблем.

Т/С: Наверное, как и везде?

А.С.: Да. Но здесь основная трагедия в том, что развернуть систему наземного телевидения несоизмеримо дороже и организационно сложнее, чем систему кабельного или спутникового вещания. Нужно получить частоты в низкочастотном диапазоне, где свободного места практически нет, и, кроме того, много желающих получить частоты именно в этом диапазоне для аналогового телевидения либо для сотовой связи. Проекты наземного цифрового ТВ не могут дать быструю отдачу — нет пока широкой аудитории телезрителей цифрового ТВ, и она еще очень не скоро появится ввиду отсутствия дешевых приемных устройств. А если нет аудитории, нет и рекламодателя и, соответственно, инвестора. Хотя в цифровом телевидении есть определенный "рычаг". Здесь легко можно закодировать канал и сделать его платным. Основная коммерческая идея использования DVB-T — "зарабатывание" денег не на рекламе, а на аренде телеканалов. Но это не так просто сделать. Для того чтобы люди платили за канал, он должен быть весьма привлекательным. А такой еще нужно создать. Требуется студия. А это тоже очень дорого стоит. Нужны качественные программы. И телезритель должен иметь качественное приемное цифровое устройство. Кстати, здесь существуют и принципиальные проблемы: глубокое заблуждение в том, что качество цифровой "картинки" всегда выше, чем качество аналоговой.

Т/С: А что, разве не так?

А.С.: Так, но с очень большим количеством оговорок. На какой скорости мы будем передавать ТВ программу? Какие режимы MPEG-2/DVB кодирования поддерживаются передающим и приемным оборудованием? Насколько корректно реализованы требования стандарта DVB? Если скорость передачи 3-4 Мбит/с, то в PAL мы будем иметь куда более высокое качество. Приемлемое цифровое качество начнет появляться на скорости не менее 8 Мбит/с при поддержке режима MPEG-2/DVB кодирования 422P@ML при стандартном разрешении 720х576 точек в кадре. Это порог, на котором мы будем иметь примерно такое же качество, как при приеме хорошего сигнала системы PAL, обработанного хорошим PAL-декодером. Если перейти к формату ТВЧ (1920х1152 точек в кадре), то при скоростях цифрового потока от 15 Мбит/с качество цифрового изображения несоизмеримо превосходит качество, достигаемое при использовании системы PAL. Насколько мне известно, в опытных зонах цифрового ТВ используется режим кодирования MP@ML, более низкий, чем следовало бы, и скорости ниже 8 Мбит/с. Поэтому в заявлениях о высоком качестве изображения в цифровом телевидении есть доля лукавства.

Т/С: В аналоге есть еще проблема отраженного сигнала.

А.С.: Предлагаемый в стандарте DVB-T метод передачи цифрового сигнала, так называемый метод модуляции COFDM, позволяет практически полностью решить проблему приема в условиях многолучевости, причем значительно лучше, чем в американском стандарте. Но это более актуально для радиовещания. В автомобиле мало кто смотрит телевизор. При стационарном приеме проблему многолучевости можно решить правильным выбором конструкции антенны и ее ориентации в пространстве. Наконец в зонах полного затенения проблему можно решить с помощью кабельных сетей.

Т/С: Ну, а как же провозглашенные технические и технологические возможности цифрового телевидения?

А.С.: Если говорить о цифровых системах подготовки ТВ программ и их доставки до передатчиков по спутниковым, радиорелейным и кабельным линиям связи, то такие системы уже находятся в реальной эксплуатации, и более того, очень бурно развиваются. Опыт эксплуатации таких систем цифрового телевидения показал их чрезвычайно высокую эффективность. Цифровые системы подготовки и распределения ТВ программ существенно превосходят аналоговые системы, как с экономической точки зрения, так и с точки зрения качества ТВ программ, доставленных до передатчиков. Дело в том, что искажения ТВ сигнала возникают только при его аналого-цифровом преобразовании и сжатии. При транспортировании цифрового ТВ сигнала по линиям связи при использовании методов помехоустойчивого кодирования дополнительных искажений не возникает независимо от протяженности линии связи. В аналоговом телевидении качество принимаемого сигнала существенно зависит от протяженности линии связи. Если говорить о цифровом наземном телевидении, позволяющем довести в цифре ТВ программы от передатчика до телезрителя, то его внедрение позволит в разы улучшить использование частотного ресурса и в разы уменьшить энергетику передатчиков. Это очень серьезные аргументы. Кроме того, в цифровом телевидении можно предоставить куда большее количество услуг, чем в аналоговом. Например, вместе с телепрограммами можно передавать Интернет или любую другую информацию. И это практически никак не сказывается на частотном ресурсе и на энергетике, а потребитель получает дополнительные услуги. Но это имеет смысл, когда решена основная проблема.

Т/С: Какая?

А.С.: Развернуть сеть — получить частоты, установить передатчики, построить сеть доставки программ на передатчики, построить студии. И, наконец, самая серьезная проблема — это телезритель. Когда я прошлой осенью был в Америке, был поражен, что цифровой телевизор стоит порядка 4-х тыс. долларов. Это дорого даже для Америки. Причем, производят-то их не штучно. Да, цена будет снижаться, безусловно. Но пока это очень дорого.

Т/С: И все-таки я не понял, какое участие Вы принимали в проекте запуска опытной зоны наземного цифрового телевидения.

А.С.: Как я уже говорил, участие ЛОНИИР было весьма незначительным. Этот проект вел в основном АОО "Телеком". Его вице-президент Калью Иванович Кукк смог "пробить" финансирование этой программы и продолжает с успехом ее продвигать. В рамках проекта ряду предприятий, входящих в АОО "Телеком", заказали разработку аппаратуры для опытных зон. Кроме того, в рамках опытных зон предполагалось провести испытания импортной аппаратуры. ЛОНИИР в этой программе не участвовал. На одной из выставок оператор питерской опытной зоны, генеральный директор ЗАО "Телемедиум" Дмитрий Волобуев, обратил внимание на аппаратуру ЛОНИИР и предложил провести ее испытания в рамках питерской опытной зоны. Мы не делали оборудование специально для наземного цифрового телевидения. Наша продукция — это MPEG-2/DVB кодеры, мультиплексоры, демультиплексоры, декодеры, ориентированные в основном на использование в спутниковых, радиорелейных и кабельных системах распределения ТВ программ. Оговорили сроки, отвезли наш кодер на передающий центр и включили его. Оператору опытной зоны наше оборудование понравилось. Во-первых, удалось подключиться в течение нескольких часов. Столь быстрое подключение не удавалось большинству иностранных фирм. Во-вторых, наш кодер оказался совместим со всеми приемными устройствами, представленными самыми разными зарубежными фирмами. И, в-третьих, понравилось как качество получаемого изображения, так и качество исполнения самого оборудования. Наша аппаратура в полном объеме удовлетворяет требованиям международных стандартов, поскольку мы делаем профессиональное оборудование, которое должно эксплуатироваться профессиональными операторами в профессиональных линиях.

Т/С: Что значит профессиональное оборудование?

А.С.: Поставляемое профессиональное оборудование должно сопровождаться рядом документов, в которых записаны его технические характеристики. Любое отклонение от этих характеристик является вполне достаточным основанием для того, чтобы выставить рекламацию. Это очень важно для эксплуатации оборудования на реальных линиях связи. Технические характеристики должны соответствовать действующей нормативной базе, т.е. ГОСТам, ОСТам, международным рекомендациям и т.д. В России для цифрового телевидения сейчас существует только один документ, разработанный московским НИИ Радио. Это "Временные нормы на цифровую передачу ТВ сигналов стандартного качества по спутниковым каналам". Они предусматривают довольно жесткие нормы, и профессиональное оборудование должно им удовлетворять.

Т/С: Нормы жесткие, но справедливые?

А.С.: Наверное, справедливые. По крайней мере, наше оборудование им полностью соответствует. Если мы говорим о том, что при цифровом телевидении пользователь будет получать более высокое качество, чем при аналоговом телевидении, то, конечно, нормы должны быть жесткими.

Т/С: Теперь в цифровом вещании в Санкт-Петербурге используется ваш кодер?

А.С.: Не совсем так. Сейчас ЗАО "Телемедиум" переходит к реализации несколько иной концепции формирования программ. Программы для наземного цифрового ТВ принимаются с нескольких спутников. На первом этапе эти программы декодировались и переводились в аналоговую форму, а затем подавались на входы кодеров, мультиплексировались и подавались на передатчик. Теперь кодеры использоваться не будут. Более правильно для приема сигналов со спутников и вывода их в сеть использовать ремультиплексоры. Сейчас мы ведем переговоры о том, какой именно ремультиплексор нужен.

Т/С: Их у Вас несколько?

А.С.: Дело в том, что это нестандартное устройство. Надо обговорить, какие именно потоки хочет принимать заказчик, как быстро их конфигурировать, какие конкретно программы из этих потоков "выдергивать", какие новые потоки формировать. А сделать какого-то "монстра" за 50 тыс. долларов (путь, по которому идут на Западе), а затем "обрадовать" заказчика, что еще надо заплатить 150 тыс. за программное обеспечение, которое позволит реально работать с этим устройством, не совсем честно. Мы не можем идти по такому пути, — столь дорогое оборудование никто не купит. Нужны какие-то реальные компактные решения.

Т/С: То есть создать штучный продукт?

А.С.: Штучный продукт создавать не хочется. Надо понять идеологию, по которой пойдут операторы наземного телевидения. Постараться предугадать то, что будет востребовано не только в Питере, но и других, по крайней мере, опытных зонах.

Т/С: В Москве, кстати, началось вещание?

А.С.: Насчет регулярного вещания ничего не знаю. Что касается опытного вещания, то, судя по публикациям, — да. Насколько это соответствует реальности, — затрудняюсь ответить.

Т/С: Чем Ваша лаборатория занимается?

А.С.: В основном, тремя направлениями: цифровое телевидение; цифровое звуковое вещание и цифровая телефония. Самое "продвинутое" направление — цифровое звуковое вещание. На сегодняшний день с помощью поставленного нами оборудования последнего поколения семейства РАБИТА организовано и находится в эксплуатации более 800 цифровых каналов звукового вещания. Самое молодое направление — цифровое телевидение. Этим мы занимаемся менее четырех лет. Хотя уже достаточно преуспели. В начале минувшего года мы получили сертификаты соответствия системы "Электросвязь", и начали серийный выпуск оборудования и производим всю его гамму. Это и MPEG-2/DVB кодеры, поддерживающие все форматы и опции (т.е. они могут обрабатывать и SECAM, и PAL, аналоговые и цифровые компонентные сигналы изображения, поддерживать профессиональный уровень обработки 422P@ML и все более низкие). Кодеры обрабатывают и звуковое сопровождение, причем не обязательно стереофоническое. Это может быть много звуков. Можно передавать вместе с изображением и звуком данные. Делаем мультиплексоры, позволяющие мультиплексировать и потоки телевизионных программ, и звуковое вещание, и данные, как синхронные, так и асинхронные. Это могут быть и данные для Интернета, и телефония. Делаем демультиплексоры с функцией ремультиплексирования и, конечно же, декодеры. Причем декодеры могут выполнять функцию спутникового ресивера, а могут использоваться для приема и декодирования цифровых ТВ программ в радиорелейных и кабельных линиях связи.

Т/С: Что значит "делаем"? При институте есть завод?

А.С.: Когда я говорю "делаем", речь идет о наукоемкой продукции. Она не выпускается тысячами. Сотня единиц в год — это очень большой объем. Поэтому разумно строить деятельность так, чтобы люди, которые разрабатывают оборудование, сами же его и строили. Из чего состоит устройство? Из корпуса или, проще говоря, коробки, которую мы не делаем, а заказываем на том или ином заводе; блока питания, который мы тоже не делаем, а заказываем. Из печатных плат. Ну, зачем нам самим делать печатные платы? Есть много заводов и в России, и за рубежом. Мы эту плату разработали. У нас есть дискета, на которой содержится информация о том, как ее изготовить. Любой современный завод по этой дискете в состоянии ее сделать. Перед нами стоит только один вопрос — выбор завода, где платы по нашей документации смогут сделать дешевле, быстрее и лучше. Остается смонтировать печатные платы (это, как правило, мы делаем сами) и установить их вместе с блоком питания в корпус. Изделие готово. Но остается сделать самое главное — вдохнуть в него жизнь. Все производство в основном сводится к тому, что разработчик должен настроить эти самые платы. Что любопытно, платы практически не имеют элементов подстройки. Это цифровые устройства, построенные на базе процессоров и программируемой логики. Под словом "настройка" понимается поиск и устранение дефектов изготовления и монтажа печатных плат, а также инсталляция программного обеспечения. Конечно, для этого требуются специальные стенды, разработка которых требует больших интеллектуальных затрат, хотя впрочем и финансовых тоже.

Т/С: А как обстоят дела с элементной базой?

А.С.: С импортной — хорошо. А вот с отечественной — совершенно тупиковая ситуация. Дошло до того, что мы вынуждены использовать не только импортные процессоры, но даже конденсаторы и резисторы. И не потому, что не хотим использовать отечественные, их просто нет. Наша промышленность в принципе в состоянии производить радиоэлементы и некоторые интегральные микросхемы. Но заводам нужны объемы. А потребителей на требуемые объемы нет.

Т/С: НИИ представляется таким местом, где молодые люди в очках и белых халатах, с взлохмаченными волосами и блуждающим взглядом исследуют непознанное. Ваша лаборатория соответствует сейчас такому стереотипу?

А.С.: Примерно так оно и есть, кроме белых халатов. Как я уже говорил, те, кто занимается разработкой, производят и готовую продукцию.

Т/С: Тогда будет закономерным вопрос о текущих разработках. Чем сейчас занимается лаборатория?

А.С.: Текущие разработки? Отчасти это некоторая коммерческая тайна. Поскольку все-таки живем в рыночной экономике.

Т/С: Да и в советское время не любили говорить о новых разработках до первой публикации в научной статье.

А.С.: С этим сейчас все проще. К примеру, я с 1992 года не опубликовал ни одной научной статьи. Бессмысленно. Сейчас мы вынуждены жить по международным стандартам. Если мы выпустим какое-либо оборудование, которое не удовлетворяет международным стандартам или рекомендациям, то оно не будет востребовано на рынке. Прикладных задач приходится решать очень много, но публиковать результаты никак нельзя. Это наше ноу-хау. Некоторой отдушиной, правда, являются военные заказы. Потому что это единственная отрасль, которая финансирует новые разработки. Правда, скверно финансирует. Но, по крайней мере, это такие разработки, где не нужно делать все по международным стандартам. Кстати говоря, работая в Институте радиовещательного приема и акустики имени А.С. Попова (в ЛОНИИР я с 1995 года), я занимался цифровым радиовещанием. И в конце 80-х годов мы очень плотно подключились к проекту "Эврика-147" по разработке стандарта DAB. В работе принимало участие огромное количество фирм и институтов. Каждое государство — участник проекта финансировало их. Частные фирмы финансировали свои исследовательские центры. Была создана международная группа, которая анализировала все проекты. Это было средоточие колоссальных денег и интеллектуальных усилий. Поэтому таким стандартам нужно следовать. Другое дело, что могут возникать некоторые оригинальные, экзотические заказы. Вот там можно что-то изобретать.

Т/С: Это какие?

А.С.: Например, был заказ на разработку устройства, которое декодировало бы любые сверточные коды. Параметры в него ввел, кнопку нажал, и оно декодирует.

Т/С: Хорошая вещь.

А.С.: Хорошая. Стоит, правда, дорого.

Т/С: Что Вы можете сказать по цифровому радиовещанию?

А.С.: Этой задаче я посвятил более 15 лет. В 1983 году защитил диссертацию на тему "Кодирование для реализации цифрового радиовещания". Около десяти лет назад у нас уже могло быть цифровое наземное радиовещание. Был освобожден диапазон 100-108 МГц именно под этот проект. Были созданы зоны опытного цифрового радиовещания в Питере и Новгороде. Разработаны специальные микросхемы для построения бытовых приемников. И даже выпущена опытная партия приемников. Но бюджетное финансирование иссякло, а коммерческие структуры были не заинтересованы в инвестициях. Кончилось тем, что этот диапазон был захвачен под FM вещание. Нашлось огромное количество структур, которые реально вложили деньги в то, чтобы поставить аналоговые FM передатчики, и сейчас, с шагом в 150 кГц в нарушение всех частотных планов друг на друге сидят радиостанции.

Т/С: Разве они как-то мешают друг другу?

А.С.: При бывшем Советском Союзе было такое понятие, как частотный план. Если вы включили радиостанцию в Питере, то в Новгороде на этой частоте уже нельзя будет работать. С одной стороны, этот сигнал будет настолько мал, что его нельзя будет принять. А с другой, он настолько велик, что создает очень серьезную помеху для приема сигнала от передатчика, установленного в Новгороде. Чтобы не мешать друг другу, строится частотный план. В Питере назначается одна сетка частот, в Новгороде — другая. Было просчитано, чтобы обеспечить всю европейскую территорию страны, в диапазоне 100-108 МГц можно разместить только три программы, три радиостанции. Сейчас, по-моему, только в Питере два десятка.

Т/С: Каковы перспективы цифрового радиовещания в России?

А.С.: Упущено время. Сейчас цифровое наземное радиовещание вряд ли представляет какой-то интерес. Основная "изюминка" цифрового радиовещания — резкое увеличение количества программ, размещаемых в ограниченной полосе частот, причем с равномерным охватом всей территории страны. Сегодня в крупных городах действует множество FM радиостанций, а до провинции никому нет дела. Наконец, технически целесообразно объединять системы цифрового телевидения и цифрового радиовещания. Кстати, именно так поступают в спутниковых системах.

Т/С: А как, по-вашему, будет развиваться телевидение в России? Состоится ли к 2015 году полный переход на цифровое наземное вещание?

А.С.: Нет, конечно. Аналоговое телевидение будет существовать еще очень долго. Сколько разговоров ведется о том, чтобы заменить SECAM. Техническая база для этого есть. Студии будут только кричать "ура!". Но при этом бабушка, которая смотрит "Радугу-701", больше не увидит цветного изображения. А эти бабушки — основной электорат на выборах. Поэтому есть чисто политические аспекты SECAMа. Кстати, одно из достоинств нашего оборудования для цифрового телевидения в том, что оно обрабатывает SECAM. Если абстрагироваться от большой политики, то вполне можно было бы постепенно переходить на PAL на новых, открывающихся каналах. Между прочим, это могло бы стать серьезной альтернативой цифровому телевидению.

Т/С: А может, мы вообще "дурака валяем" с цифровым телевидением, и не надо его вовсе?

А.С.: Если все-таки объективно смотреть на вещи и руководствоваться не сиюминутными интересами, то, конечно, надо. Цифровое телевидение дает серьезную экономию частотного ресурса и энергетики. Это не десятки процентов, а разы. По этому пути человечество все равно пойдет — деваться некуда. Частот и энергии не хватает. И конечно, если переходить на новую систему, то она должна давать более высокое качество изображения и звука.

Т/С: Куда лаборатория продает свою продукцию?

А.С.: Простите, продает ЛОНИИР, в состав которого входит лаборатория. В основном наш рынок — спутниковые и наземные линии цифрового телевизионного и звукового вещания. Например, в Нефтеюганске была полгода назад введена в эксплуатацию наша аппаратура цифрового телевидения. Прекрасная сеть, очень грамотно построенная. Финансировал проект Нефтеюганский КУМИ — Комитет по управлению муниципальным имуществом. Создана своя телестудия. Среда доставки — кабель и релейка. Они заказали у нас кодеры и декодеры (на выходе — SECAM). Декодеры стоят в необслуживаемых пунктах. Кодеры установлены прямо в студии. В их выборе сыграла роль "изюминка" нашего оборудования, заключающаяся в том, что у нас вводится помехо-устойчивое кодирование, а вводимый телевизионный сигнал может пройти по любым сетям, где "живет" цифровая телефония. Меня поразил этот экономически правильный, красивый проект. Есть "цифровой" кабель — он уже лежит. Есть "цифровая" релейка — она уже установлена. Уже существует цифровая сеть связи. На ее базе, с помощью нашего оборудования построена сеть распределения ТВ программ.

Т/С: Есть преимущества у вашего оборудования перед западными аналогами?

А.С.: Преимущество в том, что разработано это в России. А зарплата у нас не такая, как на Западе, поэтому дешевле получается. Это первое. Второе. Мы не собираемся уходить с рынка, бросать клиента, как это бывает с некоторыми дилерами. Мы обеспечиваем полное гарантийное и постгарантийное обслуживание. Решаем проблемы с инсталляцией программного обеспечения. (Что это такое, я хорошо узнал на собственном опыте. Когда покупаешь импортные процессоры или "накрученные" интегральные микросхемы, к ним требуется поддержка. Платишь серьезные деньги — 5-10 тыс. долларов за демонстрационную плату и поддержку, а реально ее не получаешь.) А в остальном все как у импортного оборудования. Вся элементная база, включая конденсаторы, импортная. Печатные платы делаются очень часто не в России. А если и в России, то обязательно из импортных материалов и на импортном оборудовании.

Т/С: Может, есть какая-то оригинальная разработка?

А.С.: Нужно делать, как все. Есть, конечно, свои "изюминки". Типа SECAM. Наше оборудование предназначено для доставки в "цифре" сигналов от студии до передатчика. А передатчики излучают аналоговый сигнал в формате SECAM. Поэтому декодеры должны конвертировать цифровой ТВ сигнал в SECAM. Возьмем наши линии связи. Они очень скверные. И при разработке нашего оборудования учитывалось, что сигналы должны "ходить" именно по ним. А остальное надо делать так же, как все. Иначе это никому не будет нужно. Как это ни печально, хотелось бы изобретать, но в рыночных условиях нужно держать себя в жестких рамках.

Т/С: Бытовые приемники цифрового спутникового телевидения не делаете?

А.С.: Приемники мы делаем, но профессиональные. А вот бытовые приемники — не наш "вид спорта".

Т/С: Каких успехов ЛОНИИР достиг в области цифрового телевидения?

А.С.: С цифровым телевидением мы только в прошлом году вышли на рынок. В апреле получили сертификаты на все оборудование. За это время сделали две крупные поставки — в Нефтеюганск и Новосибирск. В Новосибирске построили первую очередь сети, в марте будем сдавать вторую. Причем, очень интересно то, что там будет реализована мультимедийная передача данных. В Новосибирске есть студии, которые по релейке связываются с поселком Матвеевка, где расположен центр спутниковой связи. Релейка там у них давно стоит, кстати ЛОНИИРовская. В студиях будут установлены наши кодеры цифрового телевидения и звукового вещания, а также мультиплексор. На вход мультиплексора подаются цифровые ТВ программы и звуковое вещание, а также два цифровых потока с многоканальной телефонией и данными. Все это объединяется в единый цифровой поток и передается по релейке в Матвеевку. Там устанавливается наш демультиплексор, который из принимаемого потока формирует два транспортных потока с телевидением и звуковым вещанием и отдает их на два спутниковых ствола. Кроме того, демультиплексор выделяет потоки с телефонией и данными и отдает их в сеть телефонной связи. Прием программ со спутника планируется осуществлять на бытовые приемники. Этот проект финансирует ЦРР-11 — Центр радиосвязи и радиовещания №11. Есть у нас партнеры и в других городах России и ближнего зарубежъя. Очень много проектов обсуждается в регионах. Основных своих заказчиков мы видим именно там. В Москве больше ориентируются на импортное оборудование. Но начинают и к нам приглядываться. ВГТРК заинтересовался. Там уже стоит наше оборудование звукового вещания.

Т/С: Спасибо. Успехов Вам.

Беседовал Роман МАГРАДЗЕ.
Фото Максима МИРОШНИКОВА.



 
Теле-Спутник Февраль 2002
наверх
 



Уважаемые посетители!
В связи с полной реконструкцией Архива, возможны ситуации, когда текст будет выводиться не полностью или неправильно (отсутсвие статей в некоторых номерах это не ошибка). Если заметите какие-то ошибки, то, пожалуйста, сообщите нам о них. Для связи можете воспользоваться специальной формой:

Номер журнала: *
Страница: *
Дополнительные сведения: *
Желательно четко опишите замеченную проблему - это поможет быстрее ее решить.
Мы не отвечаем на вопросы! Их следует задавать на нашем форуме!
Антиспам: * Нажмите мышкой на синий квадрат:


Поля, помеченные звездочкой (*)
обязательны для заполнения





Новый сайт