8Встречи с интересными людьми

оглавление | в архив | следующая статья



Николай Реушкин: "У них - дела, у нас - разговоры"


Теле-Спутник - 3(65) Март 2001 г.


В руках человека, чьи профессиональные интересы связаны с ТВ приемом, зачитанная до дыр книга кандидата технических наук Николая Алексеевича РЕУШКИНА "Системы коллективного телевизионного приема" смотрится вполне естественно. Она стала практическим руководством для специалистов приемных ТВ систем с момента ее публикации. Сегодня автор этой книги работает советником генерального директора ОАО "Мостелеком" по научно-технической политике.

"Теле-Спутник": Николай Алексеевич, Вас характеризуют многие как очень интересного собеседника. По крайней мере, когда речь идет о кабельном телевидении.

Николай Реушкин: Как это ни грустно, я отношусь к числу немногих последних "могикан", непосредственно работавших с людьми, которые стояли у истоков кабельного телевидения в нашей стране. К настоящему времени ряды их весьма малочисленны.

Т/С: А куда же они делись?

Н.Р.: Некоторые просто по возрасту... Если мы уж коснулись этой темы, то уместно отметить, что не столь продолжительная история весьма важной отрасли техники мало кому известна. В публикуемых ретроспективных статьях замечательно рассказывается о том, как развивалось кабельное телевидение в Штатах. Но мало уже кто помнит Владимира Дмитриевича Кузнецова. Специалисты, которые появились на этом поле в последнее время и пишут об истории развития кабельного телевидения, никогда не упоминают его. Складывается впечатление, что точка отсчета в нашей стране в данной отрасли связана с периодом массированного импорта оборудования. Кстати, сложившаяся практика вполне может служить иллюстрацией утверждения рыночных отношений по-российски.

На самом деле в предыдущий период в стране было сделано немало. В 50-х годах, когда телевидение стало вещать регулярно и в продажу поступили телевизоры "КВН", на кровлях городских зданий в мгновение ока появилось такое количество антенн, что крыши ассоциировались не иначе как с кладбищами.

В конце концов, была поставлена задача найти техническое решение и убрать эти антенны. И вот Владимир Дмитриевич Кузнецов, в то время работник НИИ Радио, с группой сотрудников предложил оригинальное решение под названием "Система коллективного телевизионного приема". Решение оказалось на редкость удачным и, как мне представляется, по ряду показателей опережало то, что было на Западе в тот период.

Т/С: То есть это была первая, по сути, кабельная сеть?

Н.Р.: В Штатах такие же работы уже шли. Но наша разработка была оригинальна. Та самая распределительная коробка на лестничной клетке, которую все хорошо знают, при всей ее внешней непривлекательности, по сути, определила долголетие и высокие качественные показатели все этой системы. А если учесть, что мало кто из "умельцев" обошел ее вниманием, то проверка системы на живучесть была продолжительной и всесторонней. Немалое количество подобных изделий находится в эксплуатации до настоящего времени. А уж по цене наша коробочка была просто копеечной. Подобных коробок больше нигде не производилось. То, что позднее стали делать на Западе, базировалось совершенно на других принципах.

Т/С: А что придумали тем временем на Западе?

Н.Р.: Они стали использовать разветвители на ферритовых кольцах, которые в настоящее время используются повсеместно, в том числе и в нашей стране. Хотя в 50-е годы, когда полоса распределяемых частот ограничивалась диапазоном метровых волн, преимущества разветвителей на ферритовых сердечниках были не столь очевидны.

В дальнейшем началось победоносное шествие систем коллективного приема по всей стране. На уровне Госстроя СССР было принято решение об оборудовании всех зданий системами типа "антенна на подъезд". Проблема была решена практически повсеместно, на высоком техническом уровне и весьма экономично. По прошествии многих лет представляется, что систему "антенна – подъезд" следовало реконструировать в систему "антенна – дом". Это было бы более эстетичным решением.

Фактически у нас все города страны были оборудованы такими системами. В мире аналога этому не было. То есть, по объемам мы превзошли всех. Другое дело, что у нас количество распределяемых по сетям ТВ программ составляло 2-3 (в Москве к началу 70-х годов достигло 5), но это уже особая история.

Кстати, на начальном этапе, когда вещание в Москве осуществлялось по одному ТВ каналу, шел серьезный спор о выборе системы распределения сигналов из двух принципиально различных технических решений. Система В.Д. Кузнецова была рассчитана на подключение стандартных телевизоров, и в ней уже тогда была "заложена" полоса на 12 ТВ каналов. Альтернативное решение, которое продвигалось другой группой, возглавляемой также весьма известным ученым, предполагало раздачу по видеочастоте на простые приемные мониторы. За счет более дешевых приемников сеть получалась экономичней. За приоритет очень здорово спорили. Но дискуссия завершилась совершенно неожиданно – в Москве ввели вещание второй программы. По понятным причинам предпочтение было отдано системе, предложенной В.Д. Кузнецовым.

В.Д. Кузнецов умер более десяти лет назад. Это был специалист высокой квалификации, занимавшийся очень широким кругом вопросов. Он внес большой вклад в развитие спутниковых антенн, передающих антенн ТВ и звукового вещания. Ему принадлежат решения, которые в дальнейшем легли в основу современного кабельного телевидения.

Т/С: А вот Вашу книгу, говорят, используют по сей день многие из тех, кто на практике занимается вопросами ТВ приема.

Н.Р.: Это приятно слышать. Действительно, иногда видишь у тех, кто активно работает на практике, книгу, зачитанную до маслянистого блеска. Даже некоторое моральное удовлетворение получаешь.

Т/С: Чем было вызвано ее написание?

Н.Р.: Если мы обратимся к хронологии, то установим, что эта книга была опубликована в 1992 году. Моим полноправным соавтором был упомянутый выше В.Д. Кузнецов. Большую помощь в ее продвижении оказал Марк Иосифович Кривошеев. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить его и пожелать ему здоровья.

К выпуску в свет она готовилась почти пять лет. Не вдаваясь в подробности всех перипетий в основном субъективного характера, скажу только, что к вопросу об издании книги удалось вернуться в 1991 г. За это время не стало Владимира Дмитриевича. Материал книги лежал все это время в редакции. Возникла необходимость его редактирования и заключения нового договора. В результате по соображениям юридического порядка издание пришлось завершать в одиночестве. В итоге, после всех задержек, в 1992 году мне позвонили из типографии с требованием выкупить тираж…Сумма требовалась весьма значительная. Вопрос тогда уже так стоял – либо отказаться совсем от этой затеи, либо выкупить тираж и поддержать свой имидж. В конце концов, я выпустил этого "джинна из бутылки". Кому-то это пошло на пользу, а это значит, что затраченные усилия не пропали даром. Как видите, с "волчьими" законами капитализма пришлось столкнуться даже в таком, казалось бы, благородном занятии.

Т/С: Пауза между созданием книги и ее выходом в свет не отразилась на содержании? Не было необходимости корректировать ее, вносить существенные изменения?

Н.Р.: События у нас так "интенсивно" развиваются, что, мне кажется, до сих пор эта книга имеет право на жизнь. По большому счету, в редактировании она не нуждалась. Понимаете, революция произошла несколько позднее. Она уже шла, конечно, на Западе. Я имею в виду разработку гибридных волоконно-коаксиальных сетей, обеспечивающих предоставление широкого ассортимента информационных услуг. Сложившаяся ситуация объективно диктует необходимость пересмотра определенных подходов.

Т/С: Нет таких планов?

Н.Р.: Планы-то есть. Есть даже некоторые наработки. Но, к сожалению, имеются и другие обстоятельства, препятствующие данному процессу. Ранее я все-таки работал в НИИ Радио, где написание статей и тем более монографий поощрялось существовавшей оценкой труда. Выпуск книги для научного работника был совершенно нормальной работой. К тому же у меня был коллектив – лаборатория, которая занималась разработкой определенных проблем. И если получаемые результаты могли составить основу статьи или книги, согласитесь, что это является вполне логичным. Короче говоря, для этого была соответствующая атмосфера и исследовательская база. В настоящее время престиж научно-исследовательской работы в стране тает на глазах. Кроме того, сейчас, как вы видите, я работаю в другом месте, где существуют другие задачи.

Т/С: Тем не менее, Вы сами сказали, что появились какие-то наработки.

Н.Р.: Наработки – это еще не результаты. В условиях, когда мы "сели на иглу" западного импорта, когда сопроводительная документация содержит информацию, достаточную лишь для того, чтобы не перепутать вход с выходом, согласитесь, непросто создать труд, который был бы по-настоящему востребован. А пересказывать "байки" о том, какие возможности сулит нам внедрение кабельного телевидения, или описывать, как это происходит на Западе, не очень воодушевляет. Тем более что на этом поле появилась плеяда авторов, которая блестяще справляется с данной задачей, в том числе и на страницах вашего журнала.

Текущее положение дел в обсуждаемой области не может не разочаровывать. Если рассмотреть, как осуществляется разработка насущно необходимых всей стране нормативных документов, то коллизии известных сатирических романов, отражавших нашу действительность в недалеком прошлом, просто меркнут в сравнении с происходящим. Так, например, руководитель разработки стандарта на сети кабельного телевидения на риторический вопрос: "Когда ожидается введение нового стандарта?" в течение многих лет "на полном серьезе" отвечает: "В конце года". Одна из причин такого положения связана с тем, что складывать и вычитать децибелы стало гораздо престижнее и многократно выгоднее, чем разработать руководство, определяющее, в какой последовательности это должно делаться.

Т/С: В то же время выпускается довольно много книг, весьма популярных среди специалистов...

Н.Р.: Согласен. В основном это справочники и программное обеспечение. "Поле", которое мы с вами пытаемся распахать, остается пока чистым, и никто на него особо не посягает. Думаю, причина этому — плачевное состояние организаций, где могла создаваться специальная литература. А преуспевающие имеют минимально необходимую техническую и теоретическую поддержку западных фирм на уровне разработки проекта. Каждый вникает в вопрос настолько, насколько позволяет время, собственное образование. Коммерческие структуры владеют тем, чем им надо владеть. Для них главное – продажа, реализация.

Т/С: В чем, на Ваш взгляд, специфика распространения сигнала в России? Чем-то она отличается от европейских и американских систем?

Н.Р.: Американская функционально отличалась от нашей изначально. У нас были коллективные установки для приема эфирных программ и раздачи в пределах дома, группы домов. В зависимости от величины аудитории, ее называли или просто "системой", или "крупной системой". Кстати, по какому критерию здесь границу провести – тоже вопрос. В Штатах первые установки появились вовсе не в городах. Нашелся умелец, который поставил на горе антенну и по кабелю "запитал" поселок. Эффект был сумасшедший. Люди, как сами понимаете, стали платить деньги с удовольствием за свое удовольствие. Хотя и у нас таких мест много, нигде за все время существования таких систем подобного не было сделано. В лучшем случае, ставили ретранслятор на большой поселок. Только если большой. А если маленький? В итоге люди либо ничего не видят, либо имеют слабенький сигнал и соответствующее качество, в шумах.

Т/С: Есть какое-то обоснование этому?

Н.Р.: Обоснование этому – вся наша действительность. Этот вопрос без ответа. Вот, скажем, надо было развивать спутниковое телевидение. Требовалось первую программу распространить по всей территории страны. Это была глобальная проблема и более важная. А на мелкие вопросы ни времени, ни денег не оставалось. Продолжая разговор о развитии кабельного телевидения в Америке, следует отметить, что на него значительно повлиял опыт Теда Тернера, когда он стал готовить специальные программы, насыщая ими кабельные сети Нью-Йорка. Не ретранслируя эфирные каналы, а выступая вещателем собственных программ. У нас, как вы понимаете, ничего похожего не происходило.

Т/С: А что у нас происходило?

Н.Р.: Сплошная коллективизация. Экстенсивное развитие. То есть каждый дом при строительстве должен был быть оборудован коллективной антенной. И вот типовое решение "антенна – подъезд" довольно часто, в Москве, по крайней мере, давало сбои. Встречались случаи, когда сдача домов задерживалась из-за отсутствия качественного ТВ приема.

Первоначально Западная Европа тоже не сильно двигалась в этом направлении, не знаю, чем это объяснить. Исключение составлял нашумевший проект, реализованный в начале 70-х годов в Бельгии. В то время операторы сети использовали особое географическое положение Бельгии. Принимая в приграничных районах ТВ программы Люксембурга, Франции, ФРГ, собирали их в одном центре и затем по кабелю "гнали" в близлежащие поселки и города.

Мы же в это время развивались только вширь. И немного вглубь, когда вводился очередной телеканал. Вот за 20-30 лет их в Москве стало пять. Вначале, пока все они были метровыми, все хорошо вписывалось в нашу систему раздачи сигнала. Потом появились дециметровые волны. Встал вопрос, что делать. То ли сеть переделывать, то ли все-таки делать преобразование. Экономический расчет был, очевидно, за то, чтобы преобразовать. Так вот о различиях – мы шли вширь и действительно добились в этом направлении колоссальных объемов. И выполнение поставленных перед нами задач на 90% устраивало всех по качественным показателям. А сейчас каких-то больших технических отличий не должно быть. Разве что у них денег побольше и оперативности. Они больше делают, а мы – говорим.

Т/С: А кто должен решать эту проблему? У государства деньги на ее решение вряд ли найдутся. А если силами частного бизнеса? Что, в общем-то, и происходит.

Н.Р.: По большому счету, я бы с вами не согласился. Да, есть отдельные примеры, но таких инвестиций, как в мобильную связь, в телевидении вы не увидите. Бизнес в области мобильной связи дает быструю отдачу, что вполне объяснимо. Инвестиции в создание новых телекомпаний скорее предопределяются желанием не опоздать с захватом частоты. Ведь нигде на Западе такого количества эфирных телеканалов нет. Наряду с эфирными каналами передача ведется с помощью кабельных, спутниковых, комбинированных средств. А вот такого "нашествия", как у нас, нет. По сути идет захват частот – на всякий случай. В противном случае следовало бы ожидать инвестиций и в средства распределения. Однако этого не происходит. Иначе трудно объяснить желание максимально загрузить имеющиеся средства, которые проектировали из расчета распределения пяти программ. Процентов 70 сетей Москвы реконструировано всеми правдами и неправдами, и в результате распределяется 11-13 программ. И все равно этого не хватает. Если принять во внимание имеющиеся каналы спутникового вещания, то становится очевидным, что сеть распределения является наиболее слабым звеном.

Т/С: Но ведь есть современные сети на 20-60 каналов...

Н.Р.: Если мы возьмем процент от сделанного, то получим в лучшем случае не более 3% от общего числа абонентов.

Т/С: То есть кабельного телевидения у нас практически нет?

Н.Р.: Практически – нет. И это в условиях, когда кабельное телевидение является наиболее конкурентоспособным решением для доступа в Интернет. Сети, предлагающие эту услугу, можно пересчитать по пальцам.

Т/С: Может, услуга не востребована в достаточном объеме?

Н.Р.: Если нет предложения, то как она может быть востребована? В Москве построена сеть на 10 тысяч телевизионных абонентов с использованием современных технологий. На ней опробовано большинство новых услуг. Однако дальше дело движется с трудом. Здесь, правда, много проблем – и технических, и конъюнктурных, и лицензионных. Кабельный оператор должен предоставлять комплекс различных услуг. Для этого требуется совершенно другой подход, другая квалификация обслуживающего персонала, измерительная техника. Все это надо увязать. Поэтому на сегодняшний день интерактивные услуги, хотя и остаются весьма привлекательными, решение данной задачи, по-видимому, возможно при условии консолидации всех заинтересованных сил.

Т/С: Кризис 1998 года оказал большую услугу отечественным производителям...

Н.Р.: В нашей отрасли этого не произошло. Специфика такова, что строительство жилых домов идет, оборудовать их чем-то надо. Когда спрашивают, где взять распределительную систему, нам сказать нечего – в стране мало что производят. Что в таком случае делать? Не консервировать же из-за копеечных затрат построенный дом? Принимается волевое решение – купить за бугром. А предложений из-за рубежа – сколько угодно.

Т/С: А может ли наш производитель выпускать конкурентоспособную продукцию?

Н.Р.: Обязан. Что касается основ комплектации (микросхемы, которые определяют параметры) – ее у нас нет. Но ее нет, например, и в Финляндии. Нам надо сейчас, конечно, интегрироваться в мировое сообщество, войти с кем-то в кооперацию. Но самое главное, нужны инвестиции. Продукция большинства продвинутых фирм имеет одинаковую основу. Только внешне выглядит чуть-чуть по-разному. Значит, нам нужно выйти на этот общемировой уровень, а затем пытаться работать на равных.

Т/С: В этих инвестициях нуждались и в Польше, и в Украине. И они их получили. Достаточно посмотреть, каких успехов в области кабельного телевидения они добились. Может, политика в этой области должна быть другой?

Н.Р.: У нас инвестиции в определенных объемах также имеют место. В основном в форме товарного кредита. На мой взгляд, применительно к нашему кабельному телевидению инвестиции в первую очередь должны вкладываться в раскручивание собственного производства.

Т/С: Каковы Ваши прогнозы относительно будущего кабельного телевидения в России?

Н.Р.: Прогнозы, как известно, дело неблагодарное. Это когда в Москве стали строить современную сеть, мне показалось, что процесс пошел, тем более что для этого были основания. Но этого не произошло. По-видимому, необходимо искать новые подходы к решению данной задачи: менять форму собственности, создавать акционерные компании. Условием продажи акций должно стать инвестирование в производство. Думаю, что сегодня крупные кабельные операторы должны повлиять на развитие событий в этом направлении. Но пока серьезных инвестиций в Москве и Питере я не вижу.

Т/С: Ну, а какие-либо революционные технологии ожидаются?

Н.Р.: Они уже известны. О революционных технологиях мы, наверное, все знаем. Мне кажется, все достаточно четко выстроилось. Основой сети является гибридная волоконно-коаксиальная система. С этим никто не спорит. При этом следует отслеживать ситуацию, складывающуюся в области интерактивных систем с радиодоступом в СВЧ диапазоне. Если мы такие сети начнем строить в больших объемах, это даст мощный импульс развитию многих информационных и телекоммуникационных услуг. Все это осязаемо, вполне реально. И самое главное, подкреплено технически. На Западе процесс этот идет. Два телефона в квартире становится нормой. Один телефон — традиционный, другой – на основе новейших технологий. Интернет опять же через эти сети подключается. Для начала надо определить приоритеты, где эти сети строить. А они уже давно определены – коллективный прием всегда был прерогативой больших городов. Говорить сегодня о коттеджных поселках не надо. Они сами о себе позаботятся. И они раньше всех сделают у себя все эти "навороты". Да это, в конце концов, крохи. Мне представляется наиболее серьезным здесь, после денег, вопрос взаимодействия. Взаимодействия операторов кабельного телевидения с телекомпаниями, органами местной власти, операторами других служб и многими другими структурами, заинтересованными в продвижении этих услуг. Например, пора наконец юридически определить отношения между кабельными операторами и телекомпаниями в зависимости от вида передаваемых программ (с рекламой или без нее, закрытые или открытые для доступа и т.п.).

Т/С: Но существует же так называемый базовый бесплатный пакет...

Н.Р.: Да ничего не существует. Одни разговоры существуют. В плане того же Интернета. Чтобы быть независимыми, кабельные операторы должны иметь такой потенциал, чтобы работать мимо связистов. На сегодня это практически нереально. Хочешь, не хочешь – все равно пересечешься, хотя бы потому, что вся канализация построена под выход на АТС. Вряд ли кабельные операторы в состоянии построить еще одну канализацию. Так что решить комплексные задачи силами одних операторов трудно. В малом городе разобраться с таким вопросом гораздо легче, чем в большом. А технически и экономически, мне кажется, действительно наступил благоприятный момент для реализации интерактивных услуг. В свое время "Алкатель" в небольшом курортном городе построил сеть, которая была с "наворотами": всевозможными датчиками, даже о видеотелефоне, кажется, речь шла. А дальше события как развивались? После тестового обслуживания предложили заключать договоры. Когда абоненты узнали о ценах, то просто отказались. Сейчас другая ситуация. Люди хотят иметь доступ в Интернет. А вот альтернативного доступа к нему, в широком смысле, пока не просматривается. Будущее за кабельным телевидением. Хотя сегодня его еще нет.

 

Беседовал Роман МАГРАДЗЕ.



 
Теле-Спутник Март 2001
наверх
 



Уважаемые посетители!
В связи с полной реконструкцией Архива, возможны ситуации, когда текст будет выводиться не полностью или неправильно (отсутсвие статей в некоторых номерах это не ошибка). Если заметите какие-то ошибки, то, пожалуйста, сообщите нам о них. Для связи можете воспользоваться специальной формой:

Номер журнала: *
Страница: *
Дополнительные сведения: *
Желательно четко опишите замеченную проблему - это поможет быстрее ее решить.
Мы не отвечаем на вопросы! Их следует задавать на нашем форуме!
Антиспам: * Нажмите мышкой на синий квадрат:


Поля, помеченные звездочкой (*)
обязательны для заполнения





Новый сайт