40Арена ИСЗ

предыдущая статья | оглавление | в архив | следующая статья



Отмена квот на запуски РН Протон


В. Колюбакин Теле-Спутник - 1(63) Январь 2001 г.






Совместное предприятие ГКНПЦ им. М.В. Хруничева, РКК "Энергия" и компании Lokcheed Martin по запуску РН "Протон" иностранных коммуникационных спутников практически все эксперты международного космического рынка считают наиболее успешным примером американо-российского сотрудничества в этой области.


 Протон в цехе ГКНПЦ им. Хруничева

Протон в цехе ГКНПЦ им. Хруничева

По различным данным (у нас, к сожалению, не принято пока обнародовать финансовые результаты деятельности компаний) это предприятие приносит отечественной космонавтике денег в два раза больше, чем отпускается бюджетом. Конечно, как более политически яркий проект, Международная космическая станция находится гораздо больше на виду и у прессы, и у политиков, и у общественности. Тем не менее, как только возникают проблемы с "Протоном" — технические ли, политические ли — он оказывается в центре внимания, так как все (или почти все) понимают, что без зарабатываемых этим носителем средств отечественной космонавтике придется очень и очень туго.

А, между тем, вокруг этого совместного предприятия шла довольно серьезная борьба, и его руководству пришлось приложить немало усилий для того, чтобы сейчас эксперты говорили об успешной деятельности.

В 1993 г. стало известно, что одна из крупнейших американских компаний Lockheed проявила интерес к российскому тяжелому носителю "Протон" и намерена продавать его запуски на международном рынке. К тому моменту на ГКНПЦ им. Хруничева уже окончательно поняли, что денег "от доброго дяди" не будет, и их надо зарабатывать самостоятельно. Самостоятельно заработать денег можно было только запуская "Протоном" иностранные коммуникационные спутники на геостационарную орбиту. Ситуация на рынке для этого складывалась довольно благоприятная — как раз разгорался "геостационарный бум" — образовывались новые операторы, старые строили планы по наращиванию своей орбитальной группировки, появлялись новые виды коммуникационного сервиса, требующие все больших и больших орбитальных ресурсов. Запуски тяжелых РН расписаны на года вперед, и "втиснуться" туда очень сложно. Операторы вынуждены ждать и упускать прибыль.

Тем не менее, ГКНПЦ, как новичка, никто не ждал на рынке с распростертыми объятиями. Первый контракт на запуск спутника Inmarsat 3 был заключен на весьма невыгодных условиях — доход от него только-только покрыл себестоимость пуска. Однако необходимо было доказать возможность запуска американских спутников российским носителем — это и рассматривалось как "прибыль".

Примерно в это же время на российский носитель обратила внимание одна из ведущих американских компаний — Lockheed. Она и взяла на себя продвижение "Протона" на мировом рынке. Таким образом, в 1993 г. было основано совместное предприятие LKEI — Lockheed-Khrunitchev-Energia, в котором участвовали российские компании — ГКНПЦ им. Хруничева, как разработчик и производитель первых трех ступеней РН "Протон", РКК "Энергия", как производитель четвертой ступени — РБ "Блок-М", и компания Lockheed, как главный маркетолог. Глядя с позиций сегодняшнего дня, можно только удивляться прозорливости (если угодно — хитрости) "Локхида", которому удалось взять "под свое крыло" самый отработанный и надежный российский тяжелый носитель. Скажем, "Боингу" повезло значительно меньше: несмотря на всю перспективность проекта Sea Launch, им пришлось преодолевать гораздо больше трудностей и по созданию платформы и по "укрощению" "Зенита". Не исключено, что Lockheed не один год приценивался к "Протону" в ожидании времен, когда станет возможным сотрудничество.

Однако, повторимся, новичка на рынке никто не ждал с радостной улыбкой на лице. И в первую очередь конкуренты — компании, продающие свои носители. Они лучше многих понимали (так как несомненно основные технические характеристики "Протона" им были известны), какое беспокойство может принести им новый игрок. И в первую очередь они боялись демпинга. Они были уверены, что "Протон" начнет запускать спутники по ценам гораздо ниже предлагаемых ими, взорвав тем самым установившуюся стабильность рынка. Ко всему прочему "Протон" был не одинок — на рынок выходил еще один новый игрок — китайский носитель "Великий Поход", тоже обещавший цены гораздо ниже существующих.

"Мы не боимся конкуренции и непременно победим их, — говорил президент компании Ariаnespace Чарльз Биго (Charles Bigot) на выставке Telecom 95. — Опасно будет лишь в том случае, если наши конкуренты пренебрегут правилами корректного поведения". Биго утверждал, что российские и китайские провайдеры установили цены на запуск на 30% ниже тех, что может предложить Arianespase, и в этом случае "Самые верные наши покупатели не могут отвергать подобные предложения". Таким образом, Биго намекал на первый контракт совместного предприятия — контракт на запуск спутника Astra 1E, оператор которого - Societe Europeenne des Satellites (SES) — вначале склонялся к традиционному "Ариану", но потом выбрал российский носитель.

В результате между Россией и США было заключено межправительственное соглашение, в котором предписывалось, что РН "Протон" может запустить до конца 2000 г. не более 8 американских спутников или спутников, на которых более половины агрегатов разработаны и созданы в США. Таким образом западные пусковые провайдеры обезопасили себя от "российского демпинга". К тому же LKEI запрещалось снижать цену за пуск менее чем на 7% от среднемировых.

Тем временем в США произошло объединение двух компаний - Lockheed и Martin Marietta. Lockheed был западным провайдером РН "Протон", Martin Marietta продавала пуски американской РН Atlas. Таким образом одна из компаний из конкурента превратилась в союзника. Было признано логичным объединить маркетинг двух РН, и в 1995 году была создана компания International Launch Services, в задачу которой входит продажа "Протона" и "Атласа". Об образовании этой компании было объявлено 10 июня 1995 г., а первая широкая презентация была проведена на Telecom Geneva 95, что и вызвало процитированное высказывание президента Arianespace. На этой же выставке президент ILS Чарльз Ллойд (Charles Lloyd) недвусмысленно обозначил позицию компании по отношение к квотам: "Пусковые квоты для русских и китайских носителей должны быть в ближайшем будущем пересмотрены. Такого рода квоты должны быть через некоторое время полностью упразднены". Впрочем, было бы странным, если бы президент занял другую позицию.

 Подготовка  к запуску

Подготовка к запуску

9 апреля состоялся первый коммерческий пуск РН "Протон" — с космодрома Байконур был запущен спутник Astra 1F. К тому же этот спутник явился первым американским спутником, запущенным с Байконура. Этот запуск заставил серьезно поволноваться руководство ILS — все-таки первый, и именно по нему во многом операторы будут судить, насколько можно доверять "Протону". И причины для опасений были. 19 февраля 1996 года РН "Протон" произвел запуск спутника "Радуга" в интересах МО РФ. Все три ступени носителя отработали успешно. Успешно прошло и первое включение разгонного блока. Но во время второго включения (во время которого спутник и выводится на геопереходную орбиту) произошло аварийное отключение главной двигательной установки РБ. Неприятный инцидент поставил под угрозу первый коммерческий пуск, и расследованием причин аварии занялись две комиссии — российская и объединенная. В итоге причина была выяснена, доработки произведены, и "Блок" допущен к запуску. Правда, запуск был все-таки отложен с 28 марта на 9 апреля, но причиной задержки уже был не носитель, а спутник.

Запуск прошел успешно (как, впрочем и запуск спутника Inmarsat 3 летом 1996 г.), и это не преминуло сказаться — были заключены новые контракты. На момент первого коммерческого пуска у ILS было пять контрактов на пуски "Протона", весной-летом 1996 г. добавились EchoStar IV, Astra 1G, Telstar 5. Квоты начинали не только мешать, но и ставили под угрозу всю дальнейшую деятельность. В такой же ситуации, помимо России, находились Украина и Китай. Но Украине было еще довольно далеко до начала коммерческих пусков, а Китаю пришлось решать в первую очередь технические проблемы — 14 февраля 1996 г. РН "Великий Поход 3B" взорвался, убив и ранив несколько десятков человек и разрушив спутник Intelsat 708. Китайским ракетчикам стало не до квот.

В 1996 г. в результате очередной встречи Гор-Черномырдин количество разрешенных пусков было увеличено до 16. Можно было думать о новых контрактах. Разумеется, тут же последовала реакция конкурирующих компаний. Стэнли Эбнер, вице-президент компании McDonnel Douglas (впоследствии объединившаяся с "Боингом"): "При нынешних рыночных соглашениях страны с нерыночной экономикой имеют возможность завоевать главную часть контрактов на запуск коммерческих спутников вплоть до 2001 года. Откровенно говоря, мы полагаем, что это ставит вопрос о существенном и непредсказуемом риске для наших инвестиций в программу разработки ракетоносителя Delta 3". Итак, основной аргумент противников — нерыночная экономика. Что под этим подразумевается, понять довольно непросто. Боб Коулс, генеральный менеджер McDonnel Douglas: "Для того чтобы защитить рынок от враждебного влияния переходных экономик, правительство США должно поддерживать стабильную рыночную политику, направленную против нерыночных провайдеров". Похоже, что речь идет о государственной поддержке, в результате которой российские носители предлагаются по более низким ценам.

Насчет государственной поддержки… Пожалуй, нашему читателю тут объяснять нечего.

Сторонники отмены квот (разумеется, что самые жесткие позиции здесь занимают представители компаний, связанных с российскими и украинскими носителями) выдвигают свои аргументы. Элиот Пулхам (Sea Launch): "Наш опыт в России и на Украине показывает, что их экономики могут произвести на западного человека впечатление полной анархии, но, тем не менее, это вполне рыночные экономики". Чарльз Ллойдом (International Launch Services): "Россия не является страной с нерыночной экономикой. Почему же мы должны налагать квоты на "Протоны", и оставлять в стороне Ariane, которые получают гораздо более существенную правительственную поддержку?". Майк Хилл (ILS): "Даже американский конгресс уже понемногу убеждается во взаимовыгодности сотрудничества и готов пересматривать вопрос пусковых квот. Все-таки ракета "Протон" привлекает клиентов не дешевизной, а своей надежностью, и все специалисты это понимают".

В 1997 г. по контрактам ILS РН "Протон" были запущены спутники Telstar 5, PAS-5 и Astra 1G. И в этом же году, буквально под занавес, произошла первая неудача "Протона" с иностранным спутником. В результате нештатной работы разгонного блока (опять аварийное отключение двигательной установки во время второго включения) спутник AsiaSat-3 остался на нерасчетной орбите. В причинах аварии довольно быстро разобрались, и запуски были продолжены. 1998 г.: Echostar IV, Astra 2A, PAS-8.

Наступил 1999 г., в котором ILS, с одной стороны, добилась большой удачи, а с другой — столкнулась с крупной неприятностью.

В первой половине года были запущены четыре спутника: Telstar 6, Asiasat 3S, NIMIQ и Astra 1H. 5 июля во время запуска военного спутника связи "Радуга" на 277 секунде полета были зафиксированы отклонения от номинальных значений полета, на 330 секунде — отклонение от траектории запуска. Затем третья ступень РН, разгонный блок и спутник упали в Карагандинской области.

Авария принесла массу неприятностей — запрет Казахстаном проведения запусков с космодрома Байконур, потеря первого летного экземпляра РБ "Бриз-М", срыв сроков по запускам коммерческих нагрузок.

Аварийной комиссией была выяснена причина аварии — посторонняя частица в турбонасосном агрегате двигательной установки второй ступени, политические проблемы улажены, и 6 сентября запуском "Ямала" "Протон" возобновил свою работу.

А тем временем руководство ILS продолжает борьбу за отмену квот, и в июле 1999 г. удается добиться увеличения количества пусков до 20. Президент ILS Уилл Трафтон выступил перед сенатским подкомитетом по безопасности с требованием отменить квоты на запуск "Протона". Он приводит множество аргументов. Главный: наличие квот — нарушение правил свободной конкуренции, так как ILS сейчас вынуждена отказывать некоторым потенциальным заказчикам из-за боязни не уложиться в квоты. Трафтон напирает на то, что четырехлетняя деятельность ILS показала успешность работы совместного предприятия, что работа компании привносит в российскую экономику дополнительную стабильность, именно в защиту которой и были введены квоты. Трафтон не забывает упомянуть главного конкурента американских компаний — Arianespace, который продолжает владеть самой большой долей рынка коммерческих пусков. Он говорит, что существует угроза потери американскими компаниями перспективного рынка запуска тяжелых спутников на ГСО, и что именно российско-американское сотрудничество в этой области помогает избавиться от этой угрозы. Трафтон даже не забывает упомянуть, что деятельность ILS и "РД Амросс" (совместное предприятие Pratt & Whitney и НПО Энергомаш по разработке двигателя РД-180 и установке его на РН Atlas 3) обеспечивают работой около 100 тысяч российских инженеров. И нельзя забывать, что эти инженеры могут с тем же успехом создавать ракеты для Ирака и Южной Кореи, а не для запуска американских коммуникационных спутников.

Подкомиссия задумывается, а ILS ждут новые испытания. После успешного запуска LMI-1, 27 октября 1999 г. "Протон" снова терпит аварию при запуске российского спутника "Экспресс-А". Причина та же — нештатная работа двигательной установки второй ступени. Конечно, для российской космической индустрии это был гораздо более сильный удар, чем для ILS. Все-таки ILS осталась чиста перед своими клиентами. Россия же потеряла спутник, на который возлагались большие надежды. Некоторые эксперты сделали вывод, что российские ракетчики к запускам отечественных аппаратов относятся гораздо халатнее, чем к запускам коммерческой нагрузки.

На этот раз расследование потребовало большего времени, санкции Казахстана были более жесткими, и клиенты начали поговаривать о смене РН. В итоге выяснилось, что причиной аварии (точно так же, как и июльской) стало то, что на ракете были установлены двигатели, произведенные в 1992-93 гг., в период "снижения технологической дисциплины на Воронежском машиностроительном заводе".

12 февраля на орбиту был выведен спутник ACeS Garuda 1 — первый запуск после аварии. Был план для проверки сначала осуществить запуск трех спутников "Глонасс", но уже подходили сроки по содержанию "Гаруды" на космодроме. Заказчик согласился на риск, запуск прошел успешно.

12 марта запущен спутник "Экспресс-6А", доверие к "Протону" возвращается. Но тут ILS получила проблему с неожиданной стороны — в России президентские выборы, и клиенты волнуются — что будет дальше со страной, а главное с обязательствами по запускам. Вице-президент компании Леонард Дест (Len Dest) призывает клиентов не волноваться: "Я не думаю, что экономический и политический беспорядок в России сможет разрушить сотрудничество Lockheed Martin и Хруничев. Хруничев создавал "Протоны" в советскую эру, во время перестройки и во время образования Российской Федерации, и он будет продолжать делать их. Практически технология создания "Протона" сейчас не зависит от состояния политической сцены". Он оказался прав.

2000 г. оказался очень напряженным для "Протона" — всего было совершено 14 запусков, из которых 6 — по контрактам ILS. Всего же запуск спутника Sirius-3 1 декабря стал 18-м запуском "Протона" в рамках совместного предприятия. На 2000 г. намечен еще один запуск — Intelsat 901. Как видно, "Протон" практически выбрал отпущенную ему квоту (разумеется, не ту, которая была установлена в 1993 и в 1996 гг.), и если бы не аварии 1999 г., то и 20 пусков могло не хватить.

Но сейчас это все уже не актуально. Правительство США приняло решение об отмене квот с 1 января 2001 г. Этот факт посчитали важным в нашем правительстве, и его председатель Михаил Касьянов заявил: "Администрация США на днях приняла решение отменить с 1 января 2001 года квотные ограничения на коммерческие запуски американских спутников российскими носителями. Таким образом, сделан новый шаг вперед в области совместного освоения космоса: той высокотехнологичной сферы, где задействованы самые передовые достижения научно-индустриального комплекса обеих стран. Мы приветствуем перевод двустороннего взаимодействия в области на равноправную, недискриминационную основу в соответствии с принципами свободного рынка".



 
Теле-Спутник Январь 2001
наверх
 



Уважаемые посетители!
В связи с полной реконструкцией Архива, возможны ситуации, когда текст будет выводиться не полностью или неправильно (отсутсвие статей в некоторых номерах это не ошибка). Если заметите какие-то ошибки, то, пожалуйста, сообщите нам о них. Для связи можете воспользоваться специальной формой:

Номер журнала: *
Страница: *
Дополнительные сведения: *
Желательно четко опишите замеченную проблему - это поможет быстрее ее решить.
Мы не отвечаем на вопросы! Их следует задавать на нашем форуме!
Антиспам: * Нажмите мышкой на синий квадрат:


Поля, помеченные звездочкой (*)
обязательны для заполнения





Новый сайт