70Новости

предыдущая статья | оглавление | в архив | следующая статья



В мире спутникового и кабельного телевидения


Теле-Спутник - 5(19) Май 1997 г.


 * Передовые технологии, или необоснованный оптимизм?



Совершенно по-другому к этому вопросу относится сэр Артур С. Кларк, выдающийся ученый и автор научно-фантастических бестселлеров. Это человек, который действительно умеет не только смотреть, но и видеть. В 1945 году он выступил с идеей использования трех спутников на геостационарной орбите (ГСО), сигналы этих спутников, по его идее, должны были охватить если не весь мир, то большую его часть. Он мечтал о том, что помимо решения всякого рода практических задач космическая связь и телевидение явятся мощнейшим инструментом подъема уровня образования во всем мире, знаменуя новый этап в развитии всей человеческой цивилизации. Однако автору целого ряда великолепных фантастических и научно-популярных произведений пришлось пережить жестокое разочарование - развитие спутникового телевидения пошло другим путем. Оно преимущественно является средством массового развлечения. Но не это сейчас тревожит семидесятидевятилетнего мэтра. Ему не дают покоя мысли о возможных столкновениях спутников. И у него есть серьезные основания для подобных тревог.

В августе прошлого года произошло первое столкновение на низкой околоземной орбите (LEO). Французский военный микроспутник Cerise получил удар каким-то предметом искусственного происхождения. В результате повреждена его аппаратура и штанга гравитационной стабилизации. Спутник кувыркается на орбите, и управление его аппаратурой существенно затруднено.

Специалистов это нисколько не удивляет. Помимо спутников, движущихся по своим орбитам, NASA держит на учете несколько тысяч предметов в околоземном пространстве - это обломки корпусов, верхние ступени ракет, отслужившие свой срок спутники и всякий хлам, брошенный на низких орбитах. Это уже давно вызывает крайнюю озабоченность руководителей таких объектов, как российская станция "Мир", или американских кораблей многоразового использования. Ведь даже какой-нибудь кусочек краски, летящий со скоростью свыше 25000 км/час, может оставить хорошую выбоину в иллюминаторе космического корабля. В ближайшие годы число объектов в космосе на низких околоземных орбитах (в дальнейшем мы будем писать так, как это сейчас общепринято, - LEO) существенно увеличится. Вспомним уже упоминавшиеся нами спутниковые системы связи Iridium, Milenium, Globalstar, системы космического телефона - ICO, Odyssey, Ellipso, Constellation. А еще Orbcomm, KITKomm. Starsys и другие little-LEO схемы передачи информации. Широкополосная система доступа к данным M-Star концерна Motorola будет состоять из 72 спутников и создаст конкуренцию системе Teledesic, о которой мы рассказывали в прошлом году. Ну а это созвездие, если оно будет построено, затмит все и вся - 840 активных спутников, в десять раз больше, чем в любой другой системе. Сами проектировщики считают, что как минимум 3% спутников этой системы будут выходить из строя и потребуют ежегодной замены. Независимые эксперты полагают, что ежегодно из строя будут выходить не менее 10% из общего числа спутников Teledesic.

Все эти факты, особенно после повреждения Cerise, дали возможность и основание таким специалистам, как сэр Артур Кларк, утверждать, что в этих системах слишком много спутников и совершенно недопустимо держать их на LEO. Он считает, что столкновение спутника с космическим мусором может привести к его разрушению. Его куски разлетятся во всех направлениях и разрушат другие спутники. В соответствии с его теорией орбиты настолько заполнятся обломками, что невозможно будет провести ни одного последующего запуска без столкновения с ними нового объекта. Кларк и его единомышленники дали этому явлению название - каскадный эффект. Кларк обеспокоен тем, что заполнение LEO спутниковыми созвездиями со временем вообще не позволит нам производить какие-либо запуски. Под угрозой такие глобальные проекты, как пилотируемый полет к Марсу.

К счастью, каскадный эффект Кларка пока что только теория. Ведущая big-LEO система спутниковой телефонной связи Iridium должна была вывести на орбиту свой первый спутник еще в ноябре прошлого 1996 года. Срок сдвинут по техническим причинам. Остальные 66 ее активных спутников, запасные комплекты и наземные станции будут готовы к сдаче в эксплуатацию не ранее 1998 года. Teledesic пока все еще на бумаге, и ее энтузиасты все еще ищут источники финансирования. Время подумать есть. Сейчас сэр Артур Кларк выступает не как фантаст, а как ученый, способный к самому трезвому и точному анализу. Этот человек умеет видеть и, как показывает прошлое, предвидеть. Это стоило бы принять во внимание тем, от кого зависят соответствующие решения.

 * "За одного битого..."

Никто, наверное, не станет спорить с тем очевидным фактом, что китайская государственная компания China Great Wall (CGW) является неотъемлемой составной частью мировой индустрии коммерческих запусков. За прошедшие годы аварии при запусках ее ракет Long March 3B и 2Е тяжелым грузом легли на репутацию компании. (Мы в своих публикациях не обходим вниманием деятельность CGW. Смотрите, например, T/C №2 за 1996 г., стр.62 "Аriane в опасности?"; T/C №3, 1996 г., стр.57 "Очередная катастрофа китайской ракеты-носителя Long March" и целый ряд других материалов.) В ряде случаев эти аварии привели к гибели людей.

Из-за этих фатальных неудач и своего упорного нежелания поделиться информацией относительно их причин компания CGW теряет не только авторитет, но и контракты. Заказчики отказываются от услуг компании невзирая на то, что расценки на китайские запуски существенно дешевле, чем, например, на американские. Самый существенный ущерб китайская компания понесла с потерей контракта на запуск спутника Echostar 2, который перешел в портфель заказов Arianespace (об этом мы вам рассказали в публикации T/C №2 за 1997, стр.65, "О самых среди самых").

Компания не смирилась с преследующим ее роком и продолжает расследовать все возникавшие у нее ранее проблемы. Не побоялось правление компании и подзанять чужого ума. По данным Баошенг Чена из вашингтонского офиса компании, CGW учредила специальный комитет (IRC - Indepedent Review Committee), в который входят специалисты из США и Европы. Многое должно было измениться в Китае, чтобы компания пошла на такой шаг. Этот комитет был создан после февральской катастрофы Long March 3B, в результате которой был потерян спутник Intelsat 708. Судя по всему, работа комитета уже дала определенные результаты, так как правление CGW c оптимизмом смотрит на нынешний 1997 год и утверждает, что готово к борьбе с конкурентами.

Но это все слова, а какова реальность? После "черного февраля" прошлого года последовал успех - ракета Long March 3 успешно доставила на орбиту спутник APStar 1A. Но, как говорится, недолго музыка играла - злополучная ракета Long March 3 не сумела доставить на соответствующую орбиту коммуникационный спутник Chinasat 7. По сообщениям официальных лиц компании, подъем с космодрома в Хсичанге прошел без каких-либо происшествий. И все шло нормально, пока дело не дошло до третьей ступени носителя. Ее отсечка произошла на 40 секунд ранее расчетного времени, и спутник остался на слишком низкой орбите. Долгая жизнь этому детищу китайской космической индустрии не суждена, так как при попытке вывода его на геостационарную орбиту с помощью маневровых двигателей будет затрачена большая часть бортового горючего. У нас пока нет информации о дальнейшей судьбе этого китайского спутника.

Терпение китайского руководства лопнуло, и оно назначило "стрелочника". Им стал председатель Комиссии по Науке и Технике при Совете Национальной Обороны КНР Дин Хеджао. Его проводили на пенсию (смотрите Т/C № 2 за 1997, стр.58 "Спутниковые новости"). Что же касается самой компании CGW, то она на нелегком пути. И все же упорство китайских специалистов вызывает уважение и надежду.

 * "Русские идут"

С этим криком когда-то выпрыгнул в окно небоскреба бывший министр обороны США Джеймс Форрестол. Он так долго пугал мир русской опасностью, что в конце концов запугал сам себя до навязчивой мании преследования, и жизнь бедняги трагически оборвалась. Никто из руководителей Arianespace и McDonnell Douglas пока не совершил столь радикальных поступков, но они вновь и вновь твердят, что главная угроза для их бизнеса в коммерческих запусках спутников исходит от России, Украины и Китая (то есть русские теперь уже идут не в одиночку, а в теплой компании "братьев навек"). Напомним нашим читателям, что эти слова мы уже слышали (смотрите Т/C №2 за 1996 год, стр.62, "Аriane в опасности?"). Более года назад руководитель Arianespace Чарльз Биггот распространялся об угрозе со стороны российского "Протона" и китайского носителя Long March. А совсем недавно президент Arianespace Inc., американского филиала этого европейского пускового концерна, Дуглас Хейдон заявил буквально следующее: "Крупнейший вызов, встречающий индустрию пусков, заключается в манере и механизмах, используя которые нерыночные поставщики - Россия, Украина и Китай - интегрируются в эту систему. В нашем случае мы определенно не конкурируем с русскими, украинцами и китайцами, поскольку они все еще не находятся в структурах, деятельность которых основывается на ценовой политике".

Менее витиевато и более откровенно излагает Стэнли Эбнер, вице-президент компании McDonnel Douglas: "При нынешних рыночных соглашениях страны с нерыночной экономикой имеют возможность завоевать главную часть контрактов на запуск коммерческих спутников вплоть до 2001 года. Откровенно говоря, мы полагаем, что это ставит вопрос о существенном и непредсказуемом риске для наших инвестиций в программу разработки ракетоносителя Delta 3".

Давайте же вместе постараемся разобраться, так ли уж испуганы руководители маститых корпораций или же они пытаются кого-то напугать, а если да, то зачем. Начнем с более знакомого нам концерна Arianespace. Напомним некоторые основополагающие моменты, поскольку мы довольно подробно осветили его деятельность в T/С № 2 за этот год в публикации "О самых среди самых". По данным западной прессы, 55% от общего числа коммерческих коммуникационных спутников запущено евроконцерном Arianespace. Из запланированных к запуску на ГСО спутников 59% "складировано в амбаре" концерна. Arianespace, по мнению информированных наблюдателей, обладает достаточно сильными позициями, чтобы встретить новых конкурентов, включая "нерыночных пусковиков". Козырным тузом концерна является новейшая ракета-носитель Ariane 5. И никого не смущает его авария в ходе испытательного полета. Тот же Хейдон заявил: "Публика помнит, что в ходе первых пяти запусков Ariane было две неудачи, но это не помешало программе стать очень конкурентоспособной и успешной".

Теперь посмотрим на McDonnel Douglas. Нам кажется, что слияние этой компании с Boeingом не будет иметь отрицательных последствий для развития ее бизнеса. При всем своем испуге компания занята разработкой носителя Delta 3. Эта ракета будет выносить на ГСО удвоенную, по сравнению с Delta 2, полезную нагрузку - 3800 кг. В портфеле у компании десять гарантированных заказов для Delta 3, плюс перспективы на дополнительные запуски вплоть до 2005 года. В интересном свете представляется вся эта история в связи с объединением Boeing и McDonnel Douglas. Дело в том, что именно Boeing является одним из партнеров предприятия Sea Launch, собирающегося совершать коммерческие запуски ракетой "Зенит" с морской платформы.

Наконец, поглядим на представителей нерыночных экономик, способных испортить всю "ценовую музыку" уважаемых компаний из пусковой индустрии. Во первых, мы не настолько сильны в экономических вопросах, чтобы решить - к какому типу экономик отнести нынешние экономические структуры России и Украины. Единственное, что мы о них знаем, так это то, что они находятся в состоянии глубокого кризиса. Государственные институты не способны, при всем желании, оказать существенную экономическую поддержку своим предприятиям аэрокосмического комплекса. И если они все еще как-то держатся, так это благодаря своим мощным научно-техническим потенциалам, заложенным в былое время, и благодаря своему умению найти себе деловых партнеров в тех же самых странах с рыночными экономиками. Об этом мы не раз писали на страницах нашего журнала. Самое смешное, что среди таких партнеров фигурирует и напуганный концерн Arianespace. О китайской компании CGW мы уже немного рассказали в публикации этого раздела "За одного битого...". Страна, давшая миру бумагу, компас и порох, не оскудела талантами. Мы уверены, что компания CGW преодолеет свои трудности. Но пока что заказчиков не удерживает даже серьезная ценовая скидка. И деньги преимущественно уплывают в карман той же самой Arianespace или ILS. Короче говоря, реальную и грозную конкуренцию с этой стороны можно ожидать только уповая на пока еще неопределенное будущее.

Так в чем же дело? Вот что говорит Боб Коулс, генеральный менеджер McDonnel Douglas: "Для того, чтобы гарантировать рынок от враждебного влияния переходных экономик, правительство США должно поддерживать стабильную рыночную политику, направленную против нерыночных провайдеров". Вот теперь состояние психики господ из правлений Arianespace и McDonnel Douglas нас более не тревожит. С ними все в порядке. Просто им очень хочется накинуть политический аркан на конкурентов. И, как мы знаем, в этом они здорово преуспели. Вспомните о всех этих договорных квотах, ограничивающих возможности российских, украинских и китайских организаций на предоставление своих услуг западным компаниям.

Так что, скорее всего, все заявления - обычная конкуренция, а не тревога за порядок на рынке коммерческих пусков. И нельзя сказать, что она безосновательна. Россия и Украина участвует в двух, наверное, самых интересных и перспективных проектах по коммерческим пускам. Один - уже упоминавшийся нами Sea Launch, второй - разработка многоразовой ракеты, выводящей на ГСО свыше трех тонн, при этом первые две ступени будут опускаться обратно на Землю для повторного использования, что сильно удешевит запуск. В этой ракете будет использоваться двигатель, разработанный в 70-х гг. для советской лунной программы.

 * "Ученье свет, а неученых тьма"

Так какой-то остряк исказил мудрую русскую пословицу. Но, к нашему великому сожалению, именно таким образом сейчас складывается положение в нашей пораженной кризисом стране. Тяжелый удар обрушился на все звенья системы образования. Уже никого не удивишь сообщениями о забастовках школьных и вузовских преподавателей, о волнениях среди учащихся и студентов. Мы очень опасаемся, что последствия нынешнего безвременья придется изживать еще не одному поколению россиян.

А мир, между тем, и в вопросах образования не стоит на месте. Особенностью нынешнего этапа является то, что существенной частью современных образовательных структур уже стали информационные спутниковые системы. В средствах массовой информации говорят о "глобальной индустрии дистанционного обучения". И нам, авторам раздела "В мире кабельного и спутникового телевидения", откровенно говоря, неудобно перед нашим читателем за то, что эта тема у нас еще не нашла своего отражения. Тем более, что, как и во многих высокотехнологичных отраслях, здесь "застрельщиком" выступила Япония.

Ну, а раз опять все началось с Японии, то посмотрим, что по этому поводу рассказывает Ясуши Фарукава (Yasushi Furukawa), директор отдела международных операций Японского Делового Телевидения. Он нарисовал очень интересную картину японского рынка дистанционного обучения. Был момент, когда разработка программ дистанционного обучения в японских общеобразовательных вузах забуксовала. Правительственная организация, которая называется Национальный Совет по Вопросам Образования, постановила, что студенты, желающие получить дипломы по своим специальностям, должны присутствовать в аудиториях. Но, вопреки этому волеизъявлению бюрократов, в восьми японских университетах была принята программа, допускающая получение 32 профессиональных дипломов по системе курсов дистанционного обучения. Но сначала дистанционное обучение начало широко применяться при подготовке к вступительным экзаменам в учебные заведения.

Классы подготовки представляют собой аудитории, рассчитанные на 200 - 400 студентов, с огромными телевизионными экранами на стенах. Интерактивный режим, то есть возможность задавать вопросы, не предусмотрен. Стоимость курса обучения от 150 до 600 долларов. В прошлом году через подобные семинары прошло примерно 400 тыс. студентов, что дало, к удивлению их организаторов, 60 млн долларов годового дохода. Спутниковое время в Японии очень дорого. Час стоит примерно 6000 долларов. Отсюда ясно, что в Японии дистанционное обучение является очень серьезным бизнесом с потенциально огромным рынком. На примере Японии мы кратко рассмотрели возможности дистанционного обучения в сфере получения образования.

Когда-то Уолт Дисней сказал, что этот мир очень мал. А в наше время, когда все больше спутниковых операторов размещают на орбитах свои коммуникационные системы, он становится просто тесен. Все легче осуществлять связь по всему миру, используя самые разнообразные возможности современной коммуникационной техники. И деловые люди широко используют эти возможности. Многие предприятия становятся воистину глобальными. В качестве примера возьмем всем известный автомобильный гигант Ford Motor Co. Эта компания насчитывает по всему миру более 6000 представительств, десятки тысяч служащих. При таком глобальном охвате одной из самых сложных проблем компании является профессиональное обучение и переобучение своих людей. Отвлечение персонала для переподготовки централизованным путем, даже на несколько дней в году, не по карману и Fordу. Но, к счастью для Ford Motor Co., в Сан Хосе, штат Калифорния, существует компания One Touch Systems Inc. "Для вас Земля - это планета, а для нас - это классная комната", - говорит Гари Элфорд, президент компании, цитируя ее девиз. Компания продает оборудование, предназначенное для диалогового дистанционного обучения, или, говоря на ее языке, "Highly Interactive Distance Learning (HIDL)".

Вице-президент компании по маркетингу и стратегическому планированию Джо Дидонато сказал, что поскольку теперь обучаемому и переучиваемому персоналу нет необходимости совершать "путешествия", то расходы на профобучение существенно снижаются. В ходе исследования, выполненного компанией One Touch Systems, 85% клиентов компании сообщили, что они смогли существенно сократить стоимость обучения своего персонала с помощью аппаратуры One Touch HIDL. Эту систему обучения можно распространять через различные коммуникационные каналы, но клиенты предпочитают спутники. В прошедшем году компания удвоила число своих клиентов. Согласно утверждениям Элфорда, на сегодняшний день насчитывается более 17 тыс. аудиторий дистанционного обучения более чем в 20 странах мира. One Touch обеспечивает эксплуатацию приблизительно 100 тыс. терминалов и связанной с ними аппаратуры системы HIDL.

Упомянутая нами Ford Motor является крупнейшим клиентом One Touch. Используя свою VSAT cеть для интерактивного обучения, автомобильный гигант переподготовил в системе HIDL свыше 27 тыс. своих сотрудников. Ожидают, что в нынешнем 1997 году это число удвоится.

Клиентами One Touch стал концерн Hewlett Packard, Федеральная Авиационная Администрация США, и правительство Южной Африки. Интерес к технологии этой компании продолжает возрастать, и, соответственно, растут ее доходы. "Мы ежегодно утраиваем наш годовой доход", - сообщил Элфорд. Это очень хорошо, мы рады за компанию. Но также хорошо и то, что, по мнению Моники Морган, ведущего менеджера компании AT&T Tridom: "Дистанционное обучение - это не мир одной единственной технологии". Морган предвидит длительную роль спутникового вещания в дистанционном обучении, поскольку оно позволяет педагогам систем дистанционного обучения быстро и удобно обновлять свои источники информации. Однако в каждой бочке меда обязательно присутствует свой деготь. Специалисты считают, что рынок дистанционного обучения в США не столь жизнеспособен, как в Японии или других странах. И это невзирая на наличие прекрасной интерактивной технологии. Педагоги дистанционных систем вынуждены платить здесь до 1000 долларов за час использования спутникового времени, а бюджеты многих из них весьма и весьма ограничены.

И все же индустрия дистанционного обучения, вопреки скептикам, продолжает расти, и ее ключевой средой являются спутники и спутниковые системы. Возможно, что именно сейчас практически реализуется мечта ученого и фантаста Артура С. Кларка об использовании систем космической связи и телевидения в целях повышения уровня образования на всей планете Земля.

 * Цена мира

Вы уже, наверное, заметили, что потасовки, "драки", войны то и дело вспыхивающие между гигантами индустрии медиа, входят в число наших излюбленных тем. Но руководители корпораций в подавляющем большинстве случаев - люди деловые, а не фанатики. Поэтому когда дальнейший обмен ударами ничего, кроме голых потерь и убытков более не сулит, то они вступают в переговоры и стремятся к достижению приемлемых для всех участников конфликта результатов.

Так обстоит дело и в том случае, о котором мы Вам хотим рассказать. В начале нынешнего 1997 года германский оператор платного телевидения Premiere находился в совместном владении таких широко известных игроков, как Bertelsmann AG, Canal Plus и Kirch Gruppe. Уже достаточно давно между Canal Plus и Лео Кирхом велась схватка за преобладание в Premiere. И вот в начале нашего года конкуренты вступили в переговоры, которые должны положить конец этой убыточной для участников передряге. По мнению информированных наблюдателей, ценой мира (или, скорее, перемирия) на этом столь яростно оспариваемом участке рынка платного немецкого телевидения является, по всей видимости, контроль над бизнесом в платном телевидении Италии. Короче говоря, Лео Кирх готов уступить свой пакет акций Telepiu фирме Canal Plus в обмен на приобретение эквивалентного контроля над Premiere. В конечном итоге это, по замыслу Кирха, должно привести к объединению популярного канала Premiere с цифровым пакетом DF1. Как мы видим, ставки со стороны обоих конкурентов достаточно высоки.

В настоящее время компания Telepiu, а значит, практически и весь рынок итальянского pay-TV находится под контролем Kirch, Nethold и Finivest. Летом прошлого 1996 года Лео Кирх приобрел акции Telepiu, принадлежавшие крупному итальянскому дельцу Ренато Делла Валле. Это дало немецкому бизнесмену 57,5% всего пакета акций и сразу сделало его центральной фигурой итальянского рынка. Совсем по-другому выглядит его положение в Premiere: здесь он со своими 25% пакета акций - явный аутсайдер, а музыку заказывают Bertelsmann и Canal Plus.

Теперь источники, близкие к индустрии pay-TV полагают, что Кирх созрел для того, чтобы обменять свои 57,5% пакета акций Telepiu на 33% пакета акций Premiere, принадлежащих Canal Plus. В результате этого маневра и должно произойти полное слияние Premiere и DF1, а также и уход Кирха с итальянского рынка. И, вполне естественно, поскольку "свято место пусто не бывает", существенно усилятся позиции Canal Plus в Италии, особенно если учесть приобретение французским концерном 7% еще одной итальянской телекомпании - Mediaset.

Конечно, Лео Кирх, насколько мы его уже знаем, был бы не прочь утвердить свои позиции в Германии, не уступив ни пяди итальянской территории. Но он старый боец бизнеса, и уже давно убедился на собственном опыте в справедливости основного закона войны, открытого древнегреческим полководцем Эпаминондом, который гласит, что "на поле битвы нельзя быть всюду одинаково сильным".



 
Теле-Спутник Май 1997
наверх
 



Уважаемые посетители!
В связи с полной реконструкцией Архива, возможны ситуации, когда текст будет выводиться не полностью или неправильно (отсутсвие статей в некоторых номерах это не ошибка). Если заметите какие-то ошибки, то, пожалуйста, сообщите нам о них. Для связи можете воспользоваться специальной формой:

Номер журнала: *
Страница: *
Дополнительные сведения: *
Желательно четко опишите замеченную проблему - это поможет быстрее ее решить.
Мы не отвечаем на вопросы! Их следует задавать на нашем форуме!
Антиспам: * Нажмите мышкой на синий квадрат:


Поля, помеченные звездочкой (*)
обязательны для заполнения





Новый сайт