78Юридический отдел

предыдущая статья | оглавление | в архив | следующая статья



Пятый форум «Инвестиции в цифру. Правовые аспекты»


ЕВГЕНИЙ ШЛЯХТЕР Теле-Спутник - 12(170) Декабрь 2009 г.


«Пятый форум «Инвестиции в цифру. Правовые аспекты», прошедший в Москве 15 октября, собрал довольно представительную аудиторию. Первая часть включала в себя доклады Ю. Припачкина (АКТР), М. Ксензова (Роскомнадзор), А. Малинина (РТРС), Н. Ромашовой (Минсвязи) и др. и была посвящена анализу ситуации в отрасли платного многопрограммного ТВ в условиях введения соцпакета и перехода к цифровому эфирному вещанию. Особенно подробно юридические аспекты положения операторов КТВ и их взаимоотношений с контролирующими органами и программодателями обсуждались во второй части, во время юридической дискуссии, модераторами которой были известные юристы в области СМИ Е. Гультяева (АКТР, «АКАДО-Столица»), М. Дозорцева (НКС) и Т. Никифорова (SALANS, «Теле-Спутник»).

Общий замысел подобных дискуссий и круглых столов достаточно очевиден. Операторы КТВ вне зависимости от их размера и географического положения испытывают значительные трудности от несовершенства законодательства и правоприменительной практики. Подобные встречи помогают им сориентироваться в непростых правовых коллизиях, особенно если они не располагают большим юридическим департаментом в собственном штатном расписании. Кроме того, это повод обсудить самые острые вопросы в кулуарах с коллегами и быть в курсе последних тенденций во все усложняющейся юридической обстановке.
Не стал исключением и описываемый форум. С одной стороны, как заметила М. Дозорцева, принятие Указа Президента «Об обязательном пакете телеканалов» внесло некоторую ясность в ситуацию с так называемым «соцпакетом». С другой же стороны, Указ пока не оброс необходимыми изменениями в законодательстве и не является инструкцией ни для операторов КТВ, ни для вещателей, ни для контролирующих органов. Для каналов, входящих в соцпакет, все еще (до появления изменений в законодательстве) необходимо наличие лицензии на вещание в сетях КТВ с указанием данной территории и даже конкретного частотного канала. Не определен окончательно вопрос о возмездности услуг по трансляции этих каналов до конечных пользователей (абонентов), говорится только о бесплатности их просмотра абонентом. Общеизвестно, что сегодня контролирующие органы весьма подозрительно относятся к бесплатной ретрансляции каналов оператором, ошибочно воспринимая ее как договоры дарения. Председательствующие на форуме юристы предупреждали, что этот вопрос должен быть четко прописан в договоре на ретрансляцию, никакие односторонние письма от вещателей о том, что они не возражают против ретрансляции своих каналов в данной сети, ситуацию не спасут и от праведного гнева контролирующих органов не защитят.
Ситуация вокруг соцпакета будет определенной только после внесения изменений в IV часть Гражданского кодекса, законы о связи и СМИ. Добавим, что все это может занять время до полугода при быстром развитии событий и наличии ясного желания законодательной и исполнительной власти.
Еще одним неясным моментов оставались правила присоединения сетей телерадиовещания. Не секрет, что создавались они путем не очень аккуратного копирования подобных правил для сетей электросвязи. Тем не менее, местные РТПЦ порой трактовали эти правила в расширительном порядке и хотели получать от операторов КТВ плату за присоединение к своей сети, то есть просто за прием своих программ. С высокой трибуны данного форума еще раз было заявлено об ошибочности такого подхода.
Значительная часть времени юридической дискуссии при активном участии зала была занята вопросом о договорах канал-вещатель, о лицензировании вещательной деятельности и о ретрансляции каналов в сетях КТВ. Если одни каналы уже получили лицензии, причем порой даже на конкретные сети, то другие пока не спешат следовать их примеру. Они зачастую зарегистрированы как СМИ, и, строго говоря, операторы могут самостоятельно получить лицензию при наличии договора на ретрансляцию с вещателем канала. Все в этой схеме было бы гладко, если бы контролирующие органы не трактовали в расширительном порядке печально известное постановление Правительства №1359, ограничивающее число вещательных лицензий на данную территорию до двух на одно юридическое лицо. Очевидно, что принималось оно для ограничения монополии на эфирное вещание и к многопрограммному ТВ не должно иметь отношения. Подобным анахронизмом смотрится и лицензионное требование на упоминание конкретных кабельных сетей и определенных кабельных каналов для ретрансляции программ. Выступавший в первой части семинара М. Ксензов в ответ на вопрос из зала про IPTV, где само понятие частотного канала отсутствует и в лицензии там упоминать нечего, ничтоже сумняшеся предложил лицензировать IP-адреса. В ходе юридической дискуссии звучали и предложения оспорить в Конституционном суде применимость Постановления 1359 к сфере КТВ и IPTV, но очевидно, что, как бы это не разочаровывало, также самый опытный юрист не может кардинально переломить ситуацию, а только подсказать верный сценарий действий, когда нужна защита от очередных претензий контролирующих органов или лоббистские действия по принятию правильного варианта закона. Для более глубоких изменений ситуации нужно общее повышение уровня юридической культуры как проверяющих, так и проверяемых, чему и способствуют подобные форумы.
Чтобы немного углубиться в историю вопроса и глубже понять его современное состояние, мы задали несколько вопросов присутствовавшему на данном форуме вице-президенту АКТР В.Г. Маковееву.

Отраслевая галактика

«Бизнес должен сделать суровые законы излишними,
доказав, что он заслуживает общественного доверия».

Торговая палата США, 1926 год

T-C.: Владимир Григорьевич, как Вы считаете, почему в свое время после отмены процедуры лицензирования в кабельном ТВ стала применяться (на наш взгляд, явно расширительная для КТВ) Директива 1359 «Два канала в одни руки»?
В. Маковеев:
У меня нет охоты долго копаться в старых документах — это отпугивает молодых читателей, но я уверен, что слухи об отмене «в свое время» лицензирования в кабельном ТВ преувеличены. Возможно, имеется в виду отмена некоторых положений закона «О лицензировании отдельных видов деятельности», текст которого почему-то начинался прямо с телерадиовещательного раздела. Но некоторые специалисты на радостях не сразу вспомнили, что никто не отменял старого закона «О СМИ» от декабря 1991 года, который, как мне помнится, предписывает лицензировать все кабельные сети кроме самых малых с числом абонентов менее десяти и находящихся в пределах одного здания.
Кстати, грозно звучащая в Вашем вопросе «Директива 1359» — всего лишь один из пунктов объемистой инструкции по лицензированию (кажется, он даже идет под номером 13 (!), утвержденной постановлением Правительства РФ № 1359 в конце 1994 года. Пункт этот, как мне помнится, появился в инструкции рефлекторно, проще говоря, с перепугу: по прежней инструкции в 1992-1994 гг. совместной комиссией тогдашних Минсвязи и Мининформпечати лицензии выдавались относительно легко, поскольку каждая негосударственная лицензия в те времена рассматривалась как «прорыв в демократию». Но вышел конфуз: хитрецы из небольшого южного города (начитавшись документов о защите персональных данных, я его не буду называть!) получили в одни руки целую пачку интересных лицензий. Если бы этот город был бы среди степей или тайги, можно было и порадоваться, но он фактически является пригородом Ростова-на-Дону…
Во время составления и утверждения этой инструкции никто еще не думал о кабельном телевидении и его лицензировании. Ведь на заре кабельного телевидения в виде систем коллективного приема телевидения никому в голову не приходило, что его абонентами захотят стать и те, у кого нет проблем с качественным приемом — ради новых неэфирных каналов. В то же время нужно было срочно разобраться и навести хоть какой-нибудь порядок в эфирном телевидении, где бурно расцвел негосударственный сектор и которое в те времена было главным средством доведения телепрограмм до населения.
С этой целью в конце 1994 года была создана Федеральная служба России по телевидению и радиовещанию (ФСТР), подчиненная на первых порах непосредственно Президенту РФ, которая лицензировала вещательную деятельность в телерадиовещании; лицензии же на операторскую деятельность выдавались Минсвязи. Многоканальные вещательные системы в то время в России еще были редкостью («Космос-ТВ», «НТВ-Плюс» и несколько пилотных кабельных сетей разных технологий), их лицензирование велось в экспериментальном порядке. Когда же после 1998-1999 гг. началась (сначала в наукоградах и столицах, потом — во многих других крупных городах) активная реконструкция крупных систем коллективного приема в сети кабельного телевидения и строительство новых кабельных сетей по гибридной технологии (оптика + кабель), наработки ФСТР по правовой базе для систем многоканального телевизионного вещания «повисли в воздухе»: началась очередная реорганизация управления российским телерадиовещанием.
По причинам многочисленным и слишком очевидным, чтобы их объяснять, новые люди в новом ведомстве не стали «мудрствовать лукаво» и по соображениям унификации нормативной базы попытались применить имеющуюся инструкцию и для неэфирных вещательных систем.
T-C.: Что мешает АКТР от имени всех кабельщиков добиться от законодательных или судебных властей отмены применения этого явно задуманного для эфирного ТВ положения?
В.М.:
В книге Станислава Лема «Звездные дневники Йона Тихого» есть такой эпиграф: «В этой работе мне не помогал никто, перечислять же всех, кто мешал, заняло бы слишком много места!» Нечто похожее мне приходит в голову и в этом случае — трижды специалисты АКТР готовили и согласовывали с действующим регулятором новый текст этого знаменитого п. 13. Но тут происходила очередная реорганизация управления российским телерадиовещанием, круг замыкался снова. Выше я специально подчеркивал очень невысокий ранг этого документа — чтобы его скорректировать, достаточно было бы выйти в Правительство с четкой позицией правоустанавливающего органа, то есть курирующего министерства (Минпечати, Минкультуры, а теперь уже Минкомсвязи). Поэтому я далек от сетований на роковые обстоятельства. Думаю, что все гораздо проще: властные инстанции и очень влиятельные традиционные вещательные компании весьма тревожило слишком активное развитие в стране многоканальных вещательных систем (своеобразных «возмутителей спокойствия»), поэтому считалось полезным держать это бизнес-сообщество в состоянии некоторого напряжения. В итоге этот п. 13 долго-долго обещали отменить, а потом перестали даже обещать.
Теперь также никто не возражает против отмены этого пункта, но предложение находится в составе целого пакета других, процедурно более сложных и долгих изменений и дополнений к действующей нормативно-правовой базе, сроки принятия которых пока не ясны. Увы, это старые как мир министерские фокусы.
Проблема доверия власти и бизнеса — глобальная и вечная (см. эпиграф), но мы оптимисты и вправе надеяться на благоприятное развитие событий и в России.
T-C.: В чем, на Ваш взгляд, причины очередного осеннего обострения ситуации?
В.М.:
Это звучит даже романтично: осеннее обострение!
Причин можно было бы назвать много — от международной обстановки до очередного прихода новых людей в регулирующий орган. Но думаю, что самая реальная причина — неизбежная ревизия действующих нормативно-правовых актов в обстановке перехода на цифровые технологии. Это вполне логично и соответствует позиции АКТР — для перехода на «цифру» нужно, прежде всего, законодательное обеспечение этого непростого процесса. Все остальное — проще.
Хочу напомнить, что закон «О СМИ» от 1991 года мыслился как базовый или рамочный. Его должен был дополнить целый букет законов, развивающих его положения. Главным из них был закон «О телевидении и радиовещании», восемь вариантов которого в течение восьми лет рассматривались в 1990-е годы тремя созывами российского парламента. Но закон этот так и не родился. Позже, в начале 2000-х годов, было предпринято несколько довольно активных, но безуспешных попыток модернизировать старый закон. Будем надеяться, что новая попытка Министерства в союзе с комитетами Госдумы будет более успешной. Теперь вернемся к «обострению» — я лично не вижу в теперешних действиях Роскомнадзора ничего нового и экстраординарного. Ведь реализуются «спящие» положения старого закона «О СМИ», который создан (как и во многих других странах в окрестностях России) на основе тогдашнего французского национального законодательства.
Помню, в начале 1990-х годов, когда из Польши была выведена Северная группа советских войск, польское население попросило сохранить там телевизионные ретрансляторы, предающие первую российскую программу. Польские власти не возражали в случае соблюдения нового польского (с явными французскими корнями) закона: «В Польше создается российская компания с преимущественным польским капиталом, которая просит лицензию и на ее основе заключает договор с польскими связистами, владеющими теперь этими ретрансляторами». К сожалению, российское правительство тогда не нашло средств поддержать этот проект.
Как видите, польские требования от 1992 года не отличаются от теперешних российских к зарубежным вещателям. Ранее зарубежные и международные вещательные компании вели себя в России как колонизаторы, но сложившийся в последние годы интересный и более организованный российский телерадиовещательный рынок обусловил резкую перемену в характере взаимоотношений. Процесс пошел (цитируем крылатую фразу!) сразу же после знаковой встречи президента АКТР с руководством компании «Дискавери». Очень симптоматично, что переговоры с «Дискавери» были продолжены уже с руководством Россвязьнадзора, что переломило общую ситуацию в сторону большей уважительности к интересам российских компаний.
T-C.: Как это положение дел может (если может) помешать переходу на цифровое эфирное ТВ и более широко — внедрению цифровых технологий и в эфире и в кабеле?
В.М.:
Помешать теперь уже не сможет, но усложнить — вполне. 
Один мой знакомый, большой любитель астрономии, был недоволен нашей Галактикой, называемой в обиходе «Млечный путь», поскольку Солнечная система с родной Землей по несправедливости природы поместилась на дальней ее окраине. Ему также не нравилось, что отдельные части Галактики движутся в разные стороны и с разными скоростями. У меня похожее отношение к нашей «отраслевой галактике» — системе Минкомсвязи.
Как старый чиновник, я инстинктивно опасаюсь подобных громоздких структур. Все повторяется: начальники теряют голову от перегрузок, подчиненные лишены малейшей самостоятельности, у начальников — ни одной свободной секунды, чтобы подумать, и т.д. Меня же тревожит реальная перспектива неразумной, оголтелой и поголовной цифровизации в телерадиовещании, поскольку наша отрасль, чаще других нуждающаяся в так называемом «ручном управлении», лишена должного внимания и отодвинута на дальнюю периферию «отраслевой галактики», именуемой Минкомсвязи.



 
Теле-Спутник Декабрь 2009
наверх
 



Уважаемые посетители!
В связи с полной реконструкцией Архива, возможны ситуации, когда текст будет выводиться не полностью или неправильно (отсутсвие статей в некоторых номерах это не ошибка). Если заметите какие-то ошибки, то, пожалуйста, сообщите нам о них. Для связи можете воспользоваться специальной формой:

Номер журнала: *
Страница: *
Дополнительные сведения: *
Желательно четко опишите замеченную проблему - это поможет быстрее ее решить.
Мы не отвечаем на вопросы! Их следует задавать на нашем форуме!
Антиспам: * Нажмите мышкой на синий квадрат:


Поля, помеченные звездочкой (*)
обязательны для заполнения





Новый сайт