42Арена ИСЗ

предыдущая статья | оглавление | в архив | следующая статья



Морской страрт


В. Колюбакин Теле-Спутник - 7(33) Июль 1998 г.


Как-то привык уже к ситуации: для того чтобы "прикоснуться к космосу", приходится куда-то ехать — на Байконур, в Плесецк или в Москву. Но случилось так, что родной город оказался в самом центре международного космического проекта, которому уделяется немало внимания в средствах массовой информации, в том числе и в "Теле-Спутнике". Речь идет о "Морском старте", или Sea Launch.



Не без некоторой гордости хочется сказать, что данный проект отслеживается "Теле-Спутником" практически с самого начала, по крайней мере, с того момента, как о нем было официально объявлено. После того как на страницах нашего журнала впервые промелькнуло Sea Launch, многое успело измениться, а главное, что полуфантастический проект (по крайней мере, он именно таким и казался) реально воплотился в "железе".

Идея использовать морскую платформу для запуска космических аппаратов родилась довольно давно, тем более, что она логично вытекает из идеи пуска баллистических ракет с подводных лодок. Впервые она была реализована в рамках итало-американского проекта San Marco. В декабре 1964 года носителем "Скаут" был запущен исследовательский спутник Sam Marco 1. После этого, с платформы было осуществлено несколько космических и несколько суборбитальных запусков. Пусковой комплекс представлял собой две платформы — стартовую площадку и командно-измерительный пункт, расположенные в 500 м друг от друга и соединенные кабелями (Стромский И.В. Космические порты мира. — Машиностроение, 1996). В 1975 году пуски с San Marco были прекращены.



Руководитель российской части проекта, заместитель ген. конструк-тора Валерий Гейдарович Алиев (РКК "Энергия")
V.G. Aliev (RSC Energiya)


В Советском Союзе идея пуска носителей с морских платформ возникла тоже достаточно давно. Однако воплощения не последовало, надо думать за ненадобностью — Байконур полностью удовлетворял нужды в пусках на геостационарную орбиту.

В начале 90-х годов космическая промышленность (кстати, не только бывшая советская) столкнулась с насущной необходимостью самостоятельного зарабатывания денег. И тут снова возникла идея запуска спутников на ГСО с морской платформы, расположенной в районе экватора. Данный вариант выбран именно из-за своей экономической привлекательности. Прямой вывод космического аппарата возможен только на орбиту, наклонение которой не менее широты точки старта. Преодоление наклонения связано с большими энергетическими затратами, и, как следствие, — проигрыш в массе выводимой нагрузки. Космодром Байконур расположен на широте 46°, но выводить аппараты на орбиты с таким углом наклона невозможно, так как в этом случае трассы запусков пролегали бы над территорией других государств. Минимальный угол наклона орбиты при выводе с Байконура составляет 51°. Еще одно преимущество экваториального запуска — добавочная скорость вращения Земли. На экваторе она составляет 465 м/с, что примерно на 200 м/с больше, чем на широте Байконура.

Для реализации этой идеи была создана компания Sea Launch, в состав которой вошли "Боинг" (США), РКК "Энергия" (Россия), "Кварнер" (Норвегия) и НПО "Южное" (Украина). Вся подготовка "наземного" сегмента производилась в непосредственной близости от редакции "Теле-Спутника" — в Санкт-Петербурге и Выборге, что позволило встретиться с людьми, непосредственно руководящими работами, и получить информацию из первых рук. Доктор технических наук, заместитель генерального конструктора РКК "Энергия" и непосредственный руководитель российской части проекта Валерий Гейдарович Алиев смог, несмотря на напряженный график работ, уделить время, чтобы ответить на несколько вопросов.

Как зародился этот проект?

— Сама по себе идея запусков космических аппаратов с акватории океана, даже не то чтобы с акватории океана, сколько с экватора, — не нова. На экваторе мы имеем за счет положительной составляющей вращения Земли, условно говоря, бесплатный навар по массе выводимого груза. Для сравнения можно привести: ракета "Протон" выводит на ГСО спутники массой 1,5 т (2,2 т. — Т/С). Мы сегодня говорим о том, что можем выводить порядка двух и более тонн. При том, что класс ракеты "Зенит" меньше, чем класс тяжелой ракеты "Протон". Носитель выводит сначала на геопереходную, а затем на геостационарную. Galaxi мы выводим, можно считать, что это геопереходная орбита. Примерно с перигеем на 600 км. Тут у нас с заказчиками идут, будем так говорить, постоянные поиски компромисса. Потому что нам лучше бы выводить пониже, километров на 400, они просят на 600. А по апогею, естественно, там 35 с лишним тысяч километров.

Теперь, как это все зарождалось. Идея "Морского старта" возникла в РКК "Энергия". В 1993 году, даже в конце 1992, мы пытались донести предварительный проект до лидеров нашей отрасли, чтобы реализовать его в России. Но период был уже такой... 92-й год. Мы не получили поддержки в этом плане. Все говорили, что не до этого, денег нет и т.д. В это время у нас начались контакты с NASA по международной космической станции. И с участниками проекта, в частности, с фирмой "Боинг", которая к тому времени всерьез занималась поиском своего места в космической индустрии, и предложила встретиться с РКК "Энергия", как с мощной космической организацией, чтобы оговорить планы совместных работ. Тогда наша делегация под руководством президента компании, академика Семенова выехала в Америку, и среди ряда других предложений было предложение по "Морскому старту". Оно перед этим было сформировано и базировалось на возможности реализации в России. "Боинг" ухватился за это, и где-то так в начале 1994 года состоялся еще ряд встреч, уже у нас. В качестве кораблестроителей была предложена фирма "Кварнер". В качестве основных инвесторов и интеграторов, взаимодействующих с заказчиком: "Боинг", Россия в лице "Энергии" и Украина в лице КБ "Южное" и Южмашзавода, поскольку сориентировались на ракету "Зенит". Почему на "Зенит"? Это достаточно умеренная по финансовой стоимости ракета с неплохим показателем на хороших компонентах — кислород-керосин в первых двух ступенях.

Повлияла ли авария "Зенита", произошедшая в мае прошлого года, на отношение партнеров?

— Все влияет. Майская авария прошлого года и декабрьская авария нашего блока, когда "Азиасат" выводили в декабре.



Морская платформа для запуска ракеты "Зенит"
Sea Launch Platform


Нам приходится доказывать, "отмываться", но здесь мы стараемся быть достаточно открытыми по рассмотрению причин. После завершения официальной части комиссий и т.д., обычно собирается комиссия Sea Launch с представителями заказчика. И проходит второй детальный разбор. Сам же факт на положительную статистику, которую имеют ракета и разгонный блок, не повлиял сколько-нибудь серьезно. Но все это, разумеется, неприятные вещи.

В 1994 году были первые совместные встречи, и в начале 1995 года была окончательно сформирована международная компания из четырех партнеров: "Боинг" — 40% вклада и, соответственно, возможной когда-то прибыли, "Энергия" — 25%, "Кварнер" — 20% и КБ "Южное" с Южмашзаводом — 15%.

— Не столкнулся ли "Морской старт" с квотами на запуск, как другое совместное предприятие International Launch Services?

— У нас маркетингом занимается "Боинг", и о каком-то ограничении пока разговоров не было. Сегодня заказчики — это "Хьюз" и "Лорал". Первый запуск — Galaxi 11, хьюзовский аппарат.

HS-702?

— Да, первый 702-й будет запускаться "Зенитом". И из материалов "Боинга", которые они периодически предоставляют нам на совместных встречах, сегодня есть порядка 30 заказов, физически оформленных контрактом. Часть из них с уже выделенными деньгами. Там есть определенные правила: что эти деньги вносятся, но не могут расходоваться, аккредитоваться, — но это уже другой вопрос. Меня, как технического руководителя, никогда особенно не волновало: кому мы пересекаем дорогу, кому не пересекаем. В общем, оказалось, что мы — прямые конкуренты "Ариана". По крайней мере, зарубежные СМИ постоянно муссируют этот вопрос. И все заказчики в последнее время, чтобы надавить нам на больную мозоль, говорят, дескать, если вы сроки не выдержите, то мы уйдем на "Ариан". В чем-то косвенно мы являемся конкурентами и "Протона", но это только косвенно.

Были ли серьезные технологические препятствия в стыковке иностранного аппарата с Блоком, в стыковке Блока и "Зенита"?

— Увязка Блока с "Зенитом" не вызвала особых технологических трудностей, поскольку техника из одних рук. Вы же знаете, что ракета "Зенит", сколько бы ни говорили, что это украинская ракета, на самом деле там украинское — только корпусная часть, а все остальное — российское. Двигатели — НПО "Энергомаш", Химки; система управления НПО Автоматики Приборостроения, Москва; большое количество арматуры — российские предприятия. Поэтому можно с большим натягом сказать, что это украинская ракета. Но тем не менее здесь мы достаточно дружно работаем, возможные нюансы были решены на предыдущей стадии. Поэтому проблем технологических стыков между Блоком-ДМ и ракетой не было. Тем более, что система управления и Блоком и ракетой также находится в руках одной фирмы. Что касается стыка, Блок- ДМ SL крепится по кольцу с блоком полезного груза (я не случайно так сказал, потому что у нас принято: не обтекатель и космический аппарат, а блок полезного груза, в котором уже находится все). Была такая ситуация, что мы можем даже не видеть космического аппарата. Потому что блок полезного груза, как единый модуль, вместе с обтекателем в базовом порту грузится на борт командного судна, стыкуется, проводятся совместные проверки и т. д. Но открытого аппарата мы можем так и не увидеть. Видимо, в начале так планировалось, исходя из каких-то соображений, на самом деле сейчас отношения вполне деловые, и там, где необходимо определенное внедрение в технику другого партнера, это все происходит. Но вот досужие разговоры, что, дескать, продается технология, продается Россия и т. д. — все это бред. Уж, конечно, никакая технология не продается. Продается конкретное изделие, если представляются чертежи, то на уровне сопроводительной документации. Когда вы покупаете иностранный холодильник или автомобиль, это не значит, что вы можете этот автомобиль повторить. Поэтому здесь ситуация вполне разумная.

Сколько пусков запланировано?



Антенный комплекс управления запуском
Antenna centre for launch control


— Сегодня по Sea Launch у нас номинальное, плановое количество — шесть пусков в год. С помощью ряда мероприятий мы стремимся довести это количество, пока на бумаге, до восьми пусков в год. Цикл одного пуска составляет порядка сорока пяти пусков. Грубо, это два месяца, то есть шесть пусков мы реализуем. Если поднапряжемся по ряду технологических цепочек, то можем выйти на восемь пусков. У нас и сборка ракеты и все испытания производятся на командном судне. Мы ничего на берегу не делаем.

То есть на судно грузятся блоки, и уже на судне они собираются и заправляются?

— Заправляются они на стартовой платформе. Есть вариант, когда с командного судна, когда оно швартуется к стартовой платформе, ракета перегружается на стартовую платформу. Где ракета устанавливается на стартовое сооружение, и там осуществляется заправка и дальнейшая подготовка к проведению пуска. Так вот этот процесс по перегрузке ракеты со сборочно-командного судна на стартовую платформу сегодня осуществляется в условиях базового порта, который располагается в Лонг Биче недалеко от Лос-Анжелеса. Хотя по исходному положению, мы эту операцию должны были проводить в морских условиях. Это требование, которое было выставлено кораблестроителям "Кварнер". Сегодня оно не реализовано, но есть все основания, чтобы его довести. От Лонг Бича до острова Рождества (место пуска. — Т/С) переход примерно 11 суток. И поэтому получается так, что платформу от точки старта мы должны возвращать в Лонг Бич, а потом обратно. Если командное судно пойдет в Лонг Бич, возьмет на борт ракеты — погрузит на борт, соберет и повезет к зоне старта. Поскольку скорость судна в два-два с половиной раза выше и на борт можно взять три ракеты, здесь заложен некий резерв, который позволит выйти на восемь пусков в год.

Будут ли проводиться испытания в Финском заливе?

— Испытаний в Финском заливе не будет. Мы были очень заинтересованы, чтобы цикл комплексных испытаний был проведен здесь. У нас существуют значительные задержки по стартовой платформе, поэтому, в борьбе за сроки, мы решили, что платформа отсюда уйдет сразу на цикл морских испытаний в Северное море. Там ее догоняет сборочно-командное судно, которое придет в морской порт С.-Петербурга, возьмет на борт ракеты и пойдет в Северное море. Эта операция ключевая, мы должны взять на борт два комплекта ракет...

Макеты?

— Не макеты, а живые ракеты. Взять два комплекта ракет, два комплекта разгонных блоков и с ними идти уже в Калифорнию с заходом в Северное море для завершения морских испытаний. Когда ракета или разгонный блок появляется на борту судна (это аналогично въезду ракеты в монтажно-испытательный комплекс на любом полигоне), мы находимся в режиме комплексных испытаний. Схема такая: идет судно, подводят технологический макет ракеты. Идет отработка погрузки. Во-первых, погрузка нештатная, здесь борт и берег отличаются от соотношений высоты борта и берега в базовом порту. Вот мы погрузили макет, протащили по рабочим позициям — и после этого его сгружают. Первый комплект ракеты загрузили. Перед этим мы загрузили разгонный блок, и он проходит комплексные электрические испытания. Которые проводятся не для выявления неисправностей Блока, поскольку Блок и ракета пришли после испытаний с заключением, что все в порядке. Это испытания наземного оборудования. Так мы условно называем то оборудование, которое на корабле. Завели первую ракету, то же самое — поставили, провели электрические испытания. В это время еще завершаем некоторые работы по оборудованию, проводим целый ряд взаимных испытаний ракеты с Блоком. После этого Блок по-походному устанавливается. Ракета по-походному устанавливается. Грузится второй комплект ракеты и разгонного блока, по-походному устанавливается. И — вперед. И вот здесь должны были быть операции, когда два судна встретятся, но это мы будем отрабатывать уже в базовом порту, в Калифорнии.

Где ракета будет заправляться?



Руководитель работ по ремонту и модернизации платформы В.В. Маркушин (Выборгский судостро-ительный завод)
V.V. Markushin (JSC, Vyborg Shinyard)


— Ракета заправляется на стартовой платформе. Кислород американский, керосин — российский. В принципе можно использовать и американский, мы не потеряем в удельной тяге, но это требует проверки. Отработка заправки будет проведена в Калифорнии. Мы проведем одну-две ракетные заправки, то есть: Блок заправили — слили, ракету заправили — слили, и пару заправок комплексных. Это отработочные заправки, а штатная будет проводиться перед стартом.

Первый пуск будет рабочий?

— Испытательных пусков не будет, первый пуск рабочий, намечен на 30 октября. Все мы очень озабочены, заказчик настаивает, грозит всякими карами. Сегодня за эту дату идет напряженная борьба.

"Зенит" сразу был выбран или были рассмотрены другие носители?

— Будем так говорить — ориентация сразу была на ракету российскую. Ну, на советскую, СНГ-шную, как угодно. В принципе можно было взять любую американскую ракету, или французскую, можно было вообще без России делать. Но поскольку ключевым моментом во всем этом проекте являются привлекательные стоимостные характеристики, а их, по результатам маркетинговых исследований, можно было получить только с условием нашей дешевизны и достаточно хороших показателей. Поэтому было принято, что ракета российская. И сразу пал выбор на "Зенит". "Протон" по экологии отпадает однозначно. Его никогда не возьмут ни на какой полигон. Естественно, анализ шел от рынка, для меня это было неожиданным моментом — рынок телекоммуникационных спутников, оказывается, настолько велик, настолько много предложений, что здесь масса возможностей для реализации.

Управление пуском и дальнейший контроль осуществляются с судна?

— Все осуществляется с судна.

Как осуществляются контроль и управление, когда блок находится на другой стороне Земли?

— Во-первых, управление подготовкой и проведением пуска, разгонным блоком, блоком полезного груза осуществляется со сборочно-командного судна. Это оперативный центр управления. Естественно, будут задействованы центры управления и в Америке, и наш ЦУП в Подмосковье. У нас есть суда "Добровольский" и "Пацаев", которые выставляются в нужную точку океана. Как альтернатива этому, сегодня существует канал на американском спутнике TDRS, для связи с которым устанавливаются антенны на нашей ракете. Правда, мы столкнулись с трудностями в Госдепартаменте Штатов. В ближайшее время будут решать вопрос, идем ли мы на эту схему, или мы возвращаемся к тому, что сегодня практически готово, надо только довести до ума — один из кораблей выполнит свои функции как подвижный центр управления.

Какие работы ведутся по модернизации Блока? Блок-ДМ — это довольно старое изделие.

— Блок-ДМ — это действительно старое изделие. Применительно к "Морскому старту" он претерпел некие конструктивные изменения. Было обеспечение интерфейса ракетой, любого — и механического и электрического. Потом изменена схема управления. И, пожалуй, все. Некоторые доработки были по арматуре. Сегодня он имеет другой индекс и называется Блок-ДМ SL, что означает Sea Launch, он ориентирован на "Зенит". Он может и три включения сделать, но у нас основная базовая схема — два включения, этого достаточно.



Центр управления полетом
Sea Launch Control Centre


На новом блоке никто никогда дорогостоящие аппараты выводить не будет. Значительный возраст самого Блока-ДМ играет как раз положительную роль. Если бы можно было вложить в одночасье деньги, сделать Блок и завтра начинать пуски, я думаю, Киселев (генеральный директор ГКНПЦ им. Хруничева. — Т/С) уже давно это бы сделал. Это очень трудоемкий процесс, но я думаю, поскольку ГКНПЦ — солидная фирма, то такое желание и стремление иметь свой разгонный блок очевидно и понятно.

Через некоторое время администрацией Выборга и руководством Выборгского судостроительного завода было устроено посещение журналистами стартовой платформы. Сама платформа уже прожила весьма долгую и полную приключений жизнь. Построена она была в Японии для добычи нефти. Потом на ней случился пожар, и для ремонта платформа была направлена на Выборгский судостроительный завод, это была первая совместная работа с "Кварнер". После ремонта ее перегнали в норвежский порт "Ставангер", где на верфи "Кварнер" были смонтированы жилой блок и двигательная установка. Для установки ракетного сегмента платформа была опять перегнана в Выборг.

Выборгский судостроительный завод не случайно стал главным подрядчиком по переоборудованию платформы. Помимо ремонта, производимого после пожара, сыграло роль то, что 75% завода принадлежит компании "Кварнер". В свое время руководство пошло на этот шаг, чтобы сохранить сам завод и рабочие места. Надо сказать, что заработная плата на Выборгском судостроительном выше средней по отрасли, а на работах по платформе было занято около 1200 человек. Если расценивать по объему работ, то 80% платформы создано именно в Выборге.

Вес платформы — 65 тыс. тонн, скорость передвижения — от 8 до 12 узлов, длина понтонов — 166 м, осадка — 7,5 м, ширина — 80 м. Установлены два основных двигателя и четыре подруливающих устройства, обеспечивающих неподвижность в момент пуска, предел отклонения ракеты — 5 минут. На случай урагана предусмотрен режим аварийного отстоя: платформа погружается на глубину 20 м.



Ракетоноситель "Зенит"
Zenit Launch Vehicle


Необходимо сказать несколько слов непосредственно о ракете "Зенит" и ее создателях. КБ "Южное" было создано в начале 50-х годов, когда возникла необходимость "развести" М.К. Янгеля и С.П. Королева, которые, будучи сильными и независимыми личностями, не могли ужиться в НИИ-88 (впоследствии ОКБ-1, сейчас — РКК "Энергия" им. С.П. Королева). В Днепропетровске разрабатывались баллистические ракеты Р-12, Р-14 и Р-36, на их базе — носители "Космос" и "Циклон". Эти носители и сейчас используются для вывода космических аппаратов, а ракета Р-12 была снята с вооружения только в рамках соглашения о сокращении стратегических вооружений.

Решение о создании носителя "Зенит" было принято в 1976 году, одновременно с решением о начале разработки системы "Энергия-Буран". Данное совпадение было не случайным, так как в качестве боковых ускорителей "Энергии" использовались первые ступени "Зенита". При проектировке носителя ставились следующие задачи: высокая оперативность пуска, экологическая чистота, безопасность проведения подготовительных работ (концепция "безлюдного" старта), отсутствие необходимости проведения ремонта стартовой установки после пуска. Ракета была создана, и 13 апреля 1985 года состоялся первый пуск. Во время испытаний было проведено 13 пусков, из которых два были аварийными. Ракета была принята в эксплуатацию, с занесением в акт Государственной комиссии особого мнения руководства космодрома. Во время проведения 14-го пуска, 4 октября 1990 года, из-за отказа двигателей первой ступени, ракета упала на старт, полностью его разрушив. Пришлось проводить доработки, на которые ушло около двух лет. После доработки пуски "Зенита" проводились со второго стартового стола, и до мая прошлого года неудач не было. В мае 1997 года ракета-носитель "Зенит" взорвалась при выводе военного российского спутника. Эта неудача объясняется не недостатками конструкции, а технологическими нарушениями. На низкую 200-километровую орбиту "Зенит" может вывести нагрузку 13,8 т (Павутницкий Ю.В., Мазарченков В.А., Шиленков М.В., Герасимов А.В. Отечественные ракеты-носители. — Изд. центр СПбГМТУ, 1996). Запуски на геостационарную орбиту "Зенитом" пока не осуществлялись, но, согласно тому же источнику, он может вывести 1 тонну. Скорее всего, эти данные приведены из расчета запуска с космодрома Байконур.

НПО "Южное", как хозяин носителя (хотя, как уже говорилось, эту ракету нельзя однозначно назвать российской или украинской), помимо участия в Sea Launch, участвует в выводе низкоорбитальной спутниковой системы мобильной связи GlobalStar. Эти запуски будут осуществляться "Зенитом" в двухступенчатом варианте, без применения разгонного блока.

Итак, первый запуск намечен на конец октября. Будем надеяться, что заказчики получат свои спутники на орбите, а партнеры — свои доли в прибыли. Будем надеяться, что эти средства дадут толчок к развитию отечественной космонавтики и ракетостроения. Кстати, на Выборгском судостроительном заводе сказали, что с большим удовольствием построили бы такую платформу для российских нужд. При наличии финансирования, разумеется.

Sea Launch

V.Kolubakin

All the preparations of the rocket segment of the launching platform "Sea Launch" take place in Saint-Petersburg and Vyborg, which allowed us to meet people, who directly supervise the works, and to receive information right from the first hands. Valery Geidarovich Aliev, of Technical Sciences, Deputy General Designer of RSC "Energiya" and the leader of the Russian part of the project, managed, in spite of the tense working schedule, to spare some time in order to answer several questions.

What is the origin of this project?

— Well, the idea itself to launch rockets and spacecrafts from the ocean, even not only from the ocean but rather from the equator, is not new. At the equator we will have, thanks to the positive component of the Earth`s rotation, speaking relatively, a free "fat" on the weight of the carried cargo. For comparison, the rocket Proton carries to the geostationary orbit satellites, weighing one and a half tonnes (note: 2.2 tonnes — T/C). We can carry two or more tonnes today, the class of the Zenit rocket being smaller than the class of the heavy Proton rocket. We carry Galaxi to the geotransfer orbit, with the approximate perigee of 600 kilometres. Regarding this we are in constant search for a compromise with them, because for us it would be better to carry lower — for 400 kilometres, but they ask for 600. The apogee there is naturally more than 35 thousand kilometres.

Now, about the origin of the project. The idea of a sea launch was born at RSC "Energiya". In 1993, even at the end of 1992, we tried to bring a draft project to the leaders of our sector in order to implement this project in Russia. We did not receive a support for this. Everybody said that that was irrelevant, that there was no money etc. At that time our contacts with NASA began, concerning an international station, as well as contacts with participants of work on the international station, with Boeing in particular. Boeing by that time was in a serious search for its place in space engineering and suggested a meeting with Energiya in order to discuss some points of joint work. Then our delegation under the leadership of the company`s President Academician Semenov went to Boeing, and among other proposals there was the Sea Launch proposal. Boeing jumped on that idea and in early 1994 some more meetings took place, this time here. The company Kvaerner was suggested as a ship-builder, Boeing — as the main company, ready to invest serious money and integrators, interacting with the customer; Russia in the person of Energiya and the Ukraine in the person of the design bureau "Yuzhnoye" and the plant "Yuzhmash", because we got orientated at the Zenit rocket. Why Zenit? This is a rocket of a rather moderate financial cost with good indicators and on good components — oxygen-kerosene at the first two stages.

In early 1995 the international company of four partners was finally formed: Boeing — 40% of contribution and, accordingly, of prospective profit; Energiya — 25%; Kvaerner — 20% and the design bureau "Yuzhnoye" with the plant "Yuzhmash" — 15%.

Today the customers are Hughes and Loral. The first launch is Galaxi 11, a Hughes`s satellite.

From the materials of Boeing we know that today there are about 30 orders which are physically documented by contracts. Some of them are already paid with money. I, as a technical manager, was never particularly concerned to whom we cross the road and to whom we do not. In a word, it turned out that we became direct competitors of Ariane. At least foreign mass media constantly torment this question. In some way, we are an indirect competitor of Proton too, but only an indirect one.

Were there any serious technological obstacles in the mating of the foreign spacecraft with the Block, and in the mating of the Block and Zenit?

— The mating of the Block with Zenit did not cause any special technological difficulties, since all the equipment is from the same hands. You must know, that in the rocket Zenit, no matter how much they call it a Ukrainian rocket, actually there is only a Ukrainian casing, and the rest is of Russian make. As regards the mating of the Block DM SL with the pay load block it is fastened on the ring with our upper stage. There was a situation when we could not even see our spacecraft.

How many launches are planned?

— Today the Sea Launch has a nominal planned number — six launches per year. With the help of some measures we try to bring this figure, now still on paper, to eight launches per year.

Where will the rocket be fuelled?

— The rocket is fuelled on the launching platform. The oxygen is American, kerosene is Russian. In principle, we can use American one too. We will not lose in specific propulsion, but it needs to be checked. The test fuelling will be done in California. We will conduct one or two rocket fuellings, i.e. the block is fuelled, poured out, the rocket is fuelled, poured out, and a couple of complex fuellings. These will be test fuellings. The scheduled fuelling will be done before the launch.

Will the first launch be a working one?

— There will not be test launches. The first working launch is planned for 30th October. We all are very much concerned, the customer insists and threatens us with all kinds of penalties. Today we carry on a frantic struggle for the October 1998, and hard work.

— Was Zenit chosen at once, or other launch vehicle were considered?

— Let us say so — we had an orientation at a Russian rocket from the beginning, well, at a Soviet, or a CIS one, whatever you like, and the choice immediately fell on Zenit.

— Will the launch control and the further control be done from the ship?

— Everything will be done from the ship.

How is control done when the block is on the other side of the planet?

— Firstly, the control over the preparing and conducting of the launch, the control of the upper stage and the control of the pay load unit will be done from the Assembly and Command Ship. This is the day-to-day control centre. Naturally, we will involve control centres in America and our Flights Control Centre near Moscow. We have the ships "Dobrovolsky" and "Patsaev", which will be placed in the necessary point in the ocean. As an alternative to this, today we have a channel on the American satellite TDRS, to get in touch with which aerials will be installed on our rocket. In fact, we faced difficulties at the State Department of the USA. In the nearest future the question will be solved whether we will use this scheme or come back to what is practically ready today and what we should only elaborate — one of the ships will perform its functions as a mobile control centre.

What kind of works are being done in order to modernize the Block?

— Block DM is an old product. When applied to the Sea Launch it underwent some design changes. This is the provision of an interface, any one, mechanical and electrical, with the rocket. Then the control system was changed. This is about all. Today it has a different index and is called Block DM SL, which means Sea Launch. It is orientated at Zenit.

Some time later the Administration of Vyborg town and the management of Vyborg Ship-Building Plant arranged a visit to the launching platform for journalists. It was built in Japan for oil extracting. Then a fire occurred there and it was sent to Vyborg Ship-Building Plant for repairs. This was the first joint work with Kvaerner. After the repairs in Vyborg it was transferred to the Norwegian port Stavanger, where at the ship-yard Kvaerner installed a residential block and a motor unit. In order to install a rocket segment the platform was again transferred to Vyborg. If estimating by the volume of works 80% of the platform was created in Vyborg.

The platform`s weight is 65 thousand tonnes, the speed is from 8 to 12 knots, the length of pontoons is 166 m, the draught is 7.5 m, the width is 80 m. Two main engines and four steering units were installed in order to provide for its immobility during the launch, the limit of the rocket`s divergence is 5 minutes. In the case of a hurricane there is an emergency settlement system — the platform will sink to the depth of 20 m.

The rocket-carrier Zenit was created at Dnepropetrovsk Design Bureau "Yuzhnoye". The following tasks were set during the design stage: high launching efficiency, environmental friendliness, safety of preparation works (concept of "humanless" launch), no necessity to repair the launching unit after the launch. Zenit can carry the load of 13.8 tonnes to a low orbit of 200 km (Yu.V.Pavutnitsky, V.A.Mazarchenkov, M.V.Shilenkov, A.V.Gerasimov, Russian Rocket-Carriers, Publishing Centre of StP State Technical University, 1996). There have not been any launches of Zenit to the geostationary orbit yet, but according to the above source of information it can carry 1 tonne there. These data are most probably given with regard to launching from the space launching ground Baikonur. The Scientific and Production Association "Yuzhnoye", as the owner of the rocket-carrier (although, as it was said above, the rocket cannot be called purely Russian or Ukrainian), takes part, apart from its participation in the Sea Launch, in the placing of the low orbital satellite system of mobile communication Globarstar. These launches will be done with Zenit, in a two-step manner, without an upper stage.



 
Теле-Спутник Июль 1998
наверх
 



Уважаемые посетители!
В связи с полной реконструкцией Архива, возможны ситуации, когда текст будет выводиться не полностью или неправильно (отсутсвие статей в некоторых номерах это не ошибка). Если заметите какие-то ошибки, то, пожалуйста, сообщите нам о них. Для связи можете воспользоваться специальной формой:

Номер журнала: *
Страница: *
Дополнительные сведения: *
Желательно четко опишите замеченную проблему - это поможет быстрее ее решить.
Мы не отвечаем на вопросы! Их следует задавать на нашем форуме!
Антиспам: * Нажмите мышкой на синий квадрат:


Поля, помеченные звездочкой (*)
обязательны для заполнения





Новый сайт